Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Под неусыпным оком вождя…

16 : 46    |    12.08.2011

…живёт деревня Гарь. Одна из немногих деревень, где с советских времён сохранилось сельское хозяйство

«Я баранов за диплом не отдавал…»
В этом году ООО «Колос» вынуждено было взять кредит, хотя его директор Бегмурат Атакулыев с кредитами связываться не любит.
— Я не рассчитывал на коров, которых привёз из СХП совхоз «Вишерка», а их надо было не только кормить, но и лечить. И место приготовить, куда поставить, — говорит он.
Вначале Атакулыев не верил, что знаменитая «Вишерка» банкротится. Об этом хозяйстве столько писали и говорили СМИ всех уровней, его награждали за развитие сельского хозяйства. И тут — такая новость!
— Я вначале сына своего отправил поглядеть, всё равно он молоко в город возит. Он приехал с круглыми глазами и говорит: «Папа, тебе самому надо посмотреть!». Я тоже поехал. Когда я увидел коров, то сам с собою начал разговаривать: кто стоит, кто лежит, все тощие, голодные. Кормушки пустые. Окон нет, дверей нет, сквозняк по коровнику гуляет, снег заметает. Март был. Как так можно? Ведь это же живая скотина, — до сих пор не может успокоиться Бегмурат, вспоминая увиденное.
Вот тогда-то он и засуетился. Узнал, что хозяин животины — банк. И — прямиком туда. Оформил кредит, чтобы купить коров, приобрести корма.
— 27 марта у меня был день рождения, а 28‑го я поехал за коровами. Пасха в это время была. Работать нельзя было. И обычаи чужие уважать надо. Но я рассудил так: я мусульманин, мне работать можно. И поехал…
К этому времени Бегмурат уже переоборудовал пустующий гараж под коровник, утеплил его, поставил кормушки, насыпал корма.
— Вы не поверите, некоторых коров мы с мужиками на руках вносили, у них не было сил идти! Месяц кололи уколы, делали массаж. У них был сильнейший авитаминоз, зубы шатались. Всех поставили на ноги. Смотрите, какие они откормленные…
И добавил:
— Я баранов за диплом не отдавал!
Молчаливый свидетель
Бегмурат Атакулыев приехал в Гарь в восьмидесятые по направлению сельхозинститута. Сам турк­мен, приехал с женой-туркменкой, в вузе с ней познакомился. Вернулся бы на родину, но в те годы партия и правительство намеренно «перемешивали» народности. Хочешь-не хочешь, а три года надо было отработать там, где тебе укажут.
— Когда давали направление, мне предложили либо Веребье, либо Дворищи. Название Веребье мне понравилось больше, мягче звучит…
С ликвидацией хозяйства в Веребье оказался в Гари. Тогда здесь был совхоз «Россия». Работал главным инженером. Потом стал директором. Вначале Бегмурат думал отработать положенный срок и уехать, но прижился. Здесь у него родились два сыночка и красавица-дочка, а теперь уже и внучка растёт.
Во время перестройки, когда стали разваливаться совхозы, чтобы как-то сохранить хозяйство, Бегмурат создал товарищество «Мечта». Сейчас у него ООО «Колос». От прежнего совхоза остались здание конторы и памятник Ленину. Теперь вождь — местная достопримечательность. Деревня живёт под его неусыпным оком. Мужики пьют, бабы пашут. Детсада в деревне не стало, школы — тоже. Но, тем не менее, часовенку всем миром отстроили. Недалеко от Ильича. Семья Бегмурата тоже в стороне не осталась.
— Надо уважать законы и обычаи народа, с которым живёшь, — считает он.
Теперь в этой деревне Бегмурат — свой мужик. Его даже просят стать крёстным отцом новорождённым.
— У меня уже здесь два крестника есть, — хвалится он.
Правда, когда ему предложили стать крёстным отцом в первый раз, он удивился. Разве можно это мусульманину?
— Я поговорил с батюшкой, и он разрешил. Бог один для всех, сказал он…
Но главный «обычай» русского народа он так и не принял. И этому тоже Ленин свидетель: сам Бегмурат не пьёт, и другим не даёт.
— Рабочие руки всегда нужны. Особенно на уборке. А мне мужики говорят: будет самогонка, будем работать. Деньги им заплатишь, они бегут за самогонкой, и на неделю уходят в запой. А тут каждый день важен. Я своим сыновьям так и сказал: никакой самогонки не давать, нечего унижаться. Сами будем работать!
И работают.
Без кредитов надёжнее
Его хозяйство — это почти сотня голов КРС, всех знает по именам. Имеет шесть единиц техники, ну, и поля, на которых надо работать.
Младший сын ещё учится, но в страду приезжает к отцу. Сейчас он занят на сенокосе. Старший сын из армии приехал с девушкой, живут в Гари. Дочка тоже при деле. Дома работы много, а она первая помощница матери.
— У меня работают шесть человек, зато надёжных, — говорит Бегмурат.
Каждый день он отвозит по шесть бидонов молока в город на молокозавод. Он — и руководитель, и работник. Работы не чурается никакой. По деревне ходит без галстука: не к месту он здесь, когда в любой момент могут потребоваться его рабочие руки.
В этом году посадил несколько гектаров овощей — для городской школы и больницы. И каждый год что-то старается строить. Мечтает увеличить поголовье.
— Большого дохода сельское хозяйство мне не приносит. Для этого нужны серьёзные вложения, а я «варюсь» сам. Молоко завод покупает всего по 15 рублей за литр. Какой тут доход? Примерно 3 процента. Но я люблю работать на земле. Отец с детства меня так приучил…
Кредиты Бегмурат опасается брать. Лишь иногда обращается в банк за деньгами — на ремонт техники, на бензин. Или, как сейчас, на корма и лекарства для привезённых коров.
— Кредиты отдавать надо, — говорит он, — а вдруг неурожай или ещё что-то? Это большой риск, а дело-то имеешь с живой скотиной.
В этом он уверился ещё больше после банкротства «Вишерки». Он и сейчас не понимает: как можно было так просчитаться?
— Без кредитов — надёжнее. А всех денег всё равно не заработаешь…
На том и стоит.


Фото автора

Автор: Елена ЗИМИНОВА Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить