Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Какая ты приезжая? Ты — наша!

09 : 33    |    31.01.2014

Почти шесть десятков лет живёт в Большой Вишере ветеран труда, солистка хора «Красная гвоздика» и просто хороший человек Зинаида Козлова.

Зинаида Андреевна не представляет себя без родного посёлка, где все её уже считают местной.

Вспоминает случай, когда молодой девчонкой встретила на дороге двух старушек, бурно обсуждавших молодую женщину: «Были в магазине, а там какая-то приехала неизвестно откуда и выделывается». «Я ведь тоже приезжая!» — сказала Зина. «Да какая ты приезжая? Ты — наша». Эти добрые слова пролились, как бальзам на душу: значит, приняли.

Начало судьбы заводской
В 1957‑м Зина Шумилова по направлению Гусевского стекольного техникума приехала на Большевишерский завод теплотехником. В большом коллективе девушку приняли радушно, вначале она была стажёром, а вскоре ей доверили работать самостоятельно.

Специальность теплотехника на стекольном производстве — профессия очень ответственная: от неправильных показаний приборов в варочных печах, от неверного замера температуры, неточного анализа могло пойти некачественное стекло. И спрос был бы в первую очередь с неё. Зина старалась не подвести, ведь от её знаний и умений зависели и выработка, и заработки людей. Усердие, стремление делать своё дело только на отлично вызывало уважение коллег, и девушке часто говорили, что фамилия Шумилова не соответствует её сдержанному, уравновешенному характеру.

Печи были разные: односторонние, гончарные, для цветного стекла, и единственная на то время в Союзе двухсторонняя ванная печь, в которой варили сразу 120 тонн стекломассы.

«Наш завод, — вспоминает Козлова, — был всесоюзного значения, работало много высококвалифицированных знатных мастеров, каждый из 1200 человек был действительно на своём месте. Только здесь велась ручная выработка стекла, в каждом изделии чувствовалась душа мастера. Посуда была качественной, её отправляли во все концы страны, вплоть до Крайнего Севера, экспортировали за границу, например в Финляндию, где большевишерское стекло очень ценилось».

Зинаида Андреевна до сих пор благодарна заводу, особенно цеху выработки, где трудились 600 человек, в основном мужчины, что не обижали её, не подшучивали, не устраивали молодому специалисту «проверок» — наоборот, всегда старались подсказать, помочь, посоветовать. Стеснялась и долго не могла привыкнуть, что люди намного старше её обращались к ней на «вы».

На предприятии работало много молодёжи, в том числе и земляков из Владимирской области, окончивших, как и она, Гусевский техникум, среди них Мария Лунёва, Зоя Зверева, Нина Иванова, Фаина Золдырева и другие. Работать на заводе Зинаиде Андреевне очень нравилось, жили одной большой дружной семьёй. Люди, говорит, раньше были добрее, светлее, чище. Наверно потому, что были все наравне, жили проще, беднее, но доверяя друг другу.

С желанием и интересом участвовали во всех заводских и поселковых мероприятиях, пели в хоре, заводском ансамбле, бегали в клуб на танцы. Как поётся в песне, «рядились простенько, гуляли всей гурьбой». Их с подружками маленькая комнатка частенько служила раздевалкой. Жили они рядом с клубом, и девчонки перед танцами приводили себя в порядок в их тесном, но очень уютном жилище.

По прошествии лет, когда у Зинаиды Козловой уже была семья, дети, она как-то зашла в клуб и увидела одинаковых, как на подбор, ребят и девчат в джинсах и сапогах, и обомлела — настоящие лесорубы. Но мода есть мода.

«Я, — говорит Зинаида Андреевна, — счастливый человек. Единственное, чего жаль, — ушедшей молодости».

Она родилась в ноябре 1933‑го. Почему-то из раннего детства больше всего запомнилось огромное количество кур в каждом дворе, которые, растопырив крылья, разбегались врассыпную от носившихся по улицам ребятишек. Зина в семье была седьмой, жили бедно, отец умер рано, и маме пришлось одной поднимать детей. Степанида Ивановна была безграмотной, но очень хотела, чтоб хоть кто-то из её детей получил образование.

Когда после техникума Зине пришло время уезжать далеко от дома, от переживаний девушка похудела так, что родные сильно забеспокоились о её здоровье. Шумиловы жили в центре деревни, и встревоженная мама каждый день ходила на развилку дорог встречать автобус, поджидая дочь.

В родной деревне Абакумово Зина появилась только к ноябрьским праздникам, поправившаяся, модно одетая, с подарками. Лишь тогда мама успокоилась — с её младшенькой всё в порядке.

С песней по жизни
Устроившись на завод, Зина снимала частную квартиру у пожилой семейной пары, и как бы хорошо они к ней ни относились, чувствовала она себя неуютно. Да и стеснять людей было неудобно: утром они вставали поздно, а ей надо было к восьми часам быть на производстве.

Как-то директор завода Василий Шляга вызвал её к себе в кабинет и предложил переехать в освободившуюся комнату на двух человек. Василий Иванович был не только требовательным и принципиальным руководителем, но и внимательным, заботливым человеком.

Сколько было радости, когда они вдвоём с Лидой Хуссу поселились в первом в их жизни — пусть маленьком, но своём жилье! Подружка Зины жила на частной квартире, и ей было жалко её. Поговорив с Лидой, она предложила Симе перебраться к ним. Дружба Зинаиды Козловой и Серафимы Устиновой продолжается и поныне. За столько лет женщины стали друг для друга больше чем подругами — родными людьми. В силу возраста и житейских забот встречаются не так часто, как хотелось бы, в основном на репетициях хора, куда ходят более полувека, но приятно, что их дружба передалась по наследству и детям.

В прошлом году Зинаида Андреевна отмечала юбилей — 20 лет до 100. Собрались все родные, приехали даже из Владимирской области, пришли поздравить именинницу подружки-хористки и, конечно, Серафима Степановна. Очень благодарна Зинаида Андреевна судьбе, что привела её именно в Большую Вишеру, такую милую и дорогую, к доброжелательным, отзывчивым людям.

Уверяет, что прожила хорошую жизнь наверно ещё и потому, что всегда помнила материнский наказ: «Никогда не собирай сплетни, будь доброй, за добро добром возвратится». Вспоминает, как однажды старшая сестра принялась кого-то осуждать, мама резко оборвала её, сказав, чтоб та немедленно успокоилась: «Не тот сплетник, кто сказал о тебе плохо, а тот, кто передал. А за глаза и царя ругали». За мудрость и рассудительность дети любили и уважали мать, в жизни старались быть похожими на неё.

Частенько после танцев под их окнами засиживалась молодёжь, пели песни, играли на баяне. У Шумиловых было большое хозяйство, обряжать скотину мама вставала рано, но никогда не ругала детей, что не дали выспаться, наоборот, спрашивала, чего в эту ночь не спели ту или иную песню.

Зина с детства любила петь, порой мама со смехом говорила: «Смотри, Зина, пропоёшь ты своё счастье!». Но нет, не пропела, встретила свою судьбу на родном предприятии. Анатолий Васильевич Козлов был отличным работником на производстве, прекрасным семьянином и хозяином дома. Двенадцать лет, как не стало мужа, но с нежностью вспоминает вдова прежние дни, а таких за 42 года совместной жизни много набежало. И всегда во всех делах были они вместе. Это и есть женское счастье, считает Зинаида Андреевна.

Толя был заядлым рыболовом и охотником, вдвоём они прошли все леса и болота, ночевали в лесных сторожках. Он был внимательным, заботливым, как мог берёг свою Зиночку. Иногда просто уводил её в лес подышать свежим воздухом: из-за низкого давления и от сильного переутомления у неё часто болела голова.

Любовь к охоте и рыбалке от отца передалась сыну. Мать с удовольствием ездила с Андреем в лес полюбоваться его охотничьим домиком, и чтобы «папа посмотрел сверху и порадовался за них».

Хорошо, что сын с невесткой рядом живут, у них свой дом и баня, в которой любит погреться Зинаида Андреевна, они же первые помощники по хозяйству. Не нарадуется свекровь невесткой: приветливая, заботливая. Вспоминает свою жизнь и добрые отношения с родителями Анатолия. В семье мужа Зину любили: характер у неё покладистый. Знала, когда слово сказать, а когда язык за зубами держать. Жили ладно, не ведая, что такое ругаться и не слушаться старших.

Её характер достался дочери Татьяне. Как мама, она закончила Гусевский техникум и по распределению была направлена на работу в Великий Новгород.

У Зинаиды Андреевны взрослые внуки, Вячеслав живёт в Санкт-Петербурге, подарил правнука Артёмку, с которым уже 9 лет они в один день отмечают день рождения. Младшему Илюше два годика, ему нравится с мамой бывать у прабабушки: квартира просторная, малышу есть где разгуляться. Ещё один внук работает в Питере, а живёт с Зинаидой Андреевной: у Ивана все друзья здесь, он, как и бабушка, привык к посёлку, людям и в город переезжать не хочет. Каждое лето дети, внуки и правнуки собираются вместе в отчем доме, где так тепло и уютно.

К 2016 году обещают всех жильцов ветхих двухэтажек переселить в благоустроенное жильё. И пусть вид у её дома уже неподобающий, но он ей очень дорог — это родные стены и память о достойно прожитой жизни.

На этом месте раньше были огороды, но с развитием производства началось возведение жилья для рабочих предприятия. Заводская строительная организация построила много двухэтажных добротных домов. В одном из них Зинаида Андреевна получила комнату с подселением, а потом уже стала полноправной хозяйкой трёхкомнатной квартиры.

Было у Козловых своё хозяйство, огород. Как только разговор зашёл на эту тему, моя собеседница заметно оживилась. Ей 80 лет, а она всё не может без дела сидеть. Сколько помнит себя — всегда работала. Наверное, смеётся, только ходить научилась — сразу огород, вилы, лопаты, грабли. Любила ходить на покос, и сейчас бы пошла, но силы не те, да и коров в посёлке не осталось. Косить не умела, а сушить и метать стога ей нравилось, и всегда с песней.

Большевишерский стекольный славился музыкально талантливыми людьми: гармонистами, баянистами, хорошим духовым оркестром, огромным хором, которым руководила Евгения Зрелова. До глубины души жаль, что всё развалилось. Выстоял лишь хор, численность его значительно поубавилась, сегодня в нём только ветераны.

Труба как символ
Больно видеть ветерану умирающее здание родного завода, она долгое время не решалась заглянуть на его территорию. А когда посмотрела — ужаснулась: всё разобрано и вывезено, осталась одна труба, которую не смогли разрушить.

Рабочий стаж Козловой 31 год. До 1985‑го работала в цехе выработки по своей специальности, затем три года возглавляла цех обработки стекла. В 1988‑м с выходом на заслуженный отдых ушла из начальников, но по просьбе директора продолжала трудиться на производстве до 1990 года.

«Мне, — с гордостью говорит Зинаида Андреевна, — повезло, что попала на это уникальное предприятие». И добавляет словами любимой песни: «Я не хочу судьбу иную, мне ни на что не променять ту заводскую проходную, что в люди вывела меня». Завод, считает она, сделал их людьми, тружениками, и потому так сиротливо, что предприятия больше не существует. В конце 50‑х посёлок был огромный, здесь проживало до пяти тысяч человек, и почти все работали на заводе. В отличие от нынешних товаров, выпускаемая ими продукция была со знаком качества, всё стекло проверяло строгое ОТК. Сейчас вещи дорогие, а сделаны с браком, без души. То, что осталось от завода, вид имеет удручающий, и только труба возвышается, будто символ былой стойкости и прочности предприятия. Да и в посёлке живут в основном пенсионеры, разве заманишь сюда молодёжь?

Зинаиду Андреевну звали родственники на родину, но отказалась она переезжать. Большевишерская земля стала ей второй родиной, здесь её дом, дети и вся жизнь.

Светлана БОРИСОВА

Опубликовано в газете 31 января

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить