Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Серафима прекрасная

14 : 48    |    23.08.2013

В августе отметила свой юбилейный день рождения старейшая участница вишерского хора «Надежда» Серафима Мишкина, сумевшая бережно пронести через годы любовь к музыке, веру в добро и людей, не расплескав душевной красоты и щедрости.

Не зря в народе говорят: жизнь прожить — не поле перейти. Сколько было гор и буераков на пути Серафимы Дмитриевны — не счесть.

Побила её жизнь, как, впрочем, и большинство людей той поры: война, голод, разруха, детский дом.

В день, когда родилась маленькая Симочка Степанова, трагически погиб её отец. На руках у матери осталось шестеро детей. От пережитого нервного потрясения мама заболела, но всё же не отдала ребятишек в детдом, когда пришли за ними из органов опеки. Самая старшая сестра, Мария, которой на то время шёл двенадцатый год, во всём старалась помогать больной матери, а впоследствии заменила её младшим сёстрам и брату.

В первые дни войны их семья, а жили они в одной из деревень Волотовского района, была угнана на работы в Литву. Ворвавшиеся в деревню фашисты забирали скот, жгли дома, а людей вывозили эшелоном в неизвестном направлении. В дом к Степановым немцы пришли рано утром, когда все ещё спали, перепуганную ребятню приказано было выгнать из дома, а хворую женщину — расстрелять. Но сжалившийся над детьми староста уговорил сохранить ей жизнь и отправить с детьми.

Прожив в батраках больше трёх лет, семейство перенесло немало оскорблений и унижений от зажиточных хозяев, ненавидящих русских. Частенько, издеваясь над голодными детьми, они устраивали им проверки: специально оставляли на столе пышные булочки, которые затем на глазах у ребятишек скармливали поросятам, или подсылали к малышам посторонних людей с расспросами о том, сытно ли живётся в чужом доме. Но мать, чтоб не накликать беду, строго-настрого запретила жаловаться и прикасаться к еде.

После освобождения Литвы Степановы вернулись в родную, выжженную захватчиками, деревню. Жить было негде. Ютились в землянке, но и такая жизнь после той, что им пришлось испытать на чужбине, казалась прекрасной. Вскоре мама умерла, Мария заболела тифом, а Серафиму с сестрой и братом Гришей забрали в детский дом. Хоть и в большой бедности и голоде жили там дети, но очень дружно. В этом была заслуга директора Рудольфа Мартина, бывшего военного лётчика, делавшего всё возможное, чтобы сиротам, оставшимся без родителей, жилось не так горестно. Рудольф Михайлович считал, что в детском доме все ребятишки должны быть братьями и сёстрами, не допускал никаких проявлений любовных чувств, и когда однажды нашёл у Симиной сестрёнки записную книжечку с песнями о любви, рассердился и здорово отругал её за это.

После войны жить стало немного легче, получали от американцев гуманитарную помощь, но этого всё равно не хватало на большое количество воспитанников. Ребята вместе со взрослыми сажали картошку, фруктовые деревья. Жизнь в детском доме была неласковой, трудной, но старались не унывать, в свободное от работы и учёбы время занимались художественной самодеятельностью, пели в хоре, играли в инструментальном ансамбле, выступали на смотрах среди детдомов.

В семье Серафимы пели все: Мария была мастерица сочинять частушки и, лихо подыгрывая себе на балалайке, за милую душу пела обо всех и обо всём, у брата в детдоме проявились музыкальные способности: он играл на пианино и был незаменим на всех мероприятиях. Сама Серафима уже с малых лет, сидя на окне, звонко «голосила», удивляя родных и соседей.

Чудом выжившая старшая сестра через несколько лет с трудом отыскала в детском доме свою семью. До сих пор вспоминает Серафима Дмитриевна привезённую Марией кислую клюкву, которая казалась тогда слаще всех конфет на свете.

После окончания восьми классов Серафима поступила в Боровичское училище торговли и после года обучения была направлена на работу в Малую Вишеру.

Здесь на танцах познакомилась с будущим мужем Николаем, с которым прожила в мире и согласии 25 лет. Муж Серафимы был рукастый, а ещё очень добрый и щедрый человек — рубаха-парень, как о таких говорят. Но болезнь забрала его, оставив Серафиме Дмитриевне воспоминания о хороших, счастливых годах семейной жизни. Уступчивая, умеющая ладить с людьми, Серафима легко вошла и в дом Мишкиных, прожив со свекровью и свёкром под одной крышей до конца их дней.

Сегодня отрада её души — дочь Лариса, так похожая на маму, любящая и заботливая, внучка Олеся да правнуки Алиночка и Мишенька, которые хоть и живут не рядом с мамой и бабушкой, но связь между ними крепка и надёжна.

И, конечно, большая радость для Серафимы Мишкиной её второй дом — хор «Надежда», без которого она себя не мыслит. Звонкоголосую Серафиму приглашали солисткой в певческие коллективы, но свекровь была категорически против увлечения молодой невестки.

Да ведь чего-то если очень хочешь, желание обязательно сбудется. Спустя годы Серафима Мишкина попала в певческий коллектив, которым тогда руководила Татьяна Мельникова. Будучи очень скромным человеком, она стеснялась прийти в хор, ссылаясь на то, что песен новых не знает, да и память подводит. Но встретили её очень радушно, тепло, окружили такой заботой и вниманием, что все сомнения развеялись сами собой. И вот уже восемнадцать лет, с первых дней создания хора «Надежда», Серафима Дмитриевна поёт. Меняется состав, но остаются неизменными их дружба и любовь к песне. Хористки — женщины в возрасте, давление скачет, хвори одолевают, но, встречаясь на репетициях, на глазах молодеют: уходят досаждающие боли, жить становится легче и радостнее. Мечтают встречаться как можно чаще, потому что именно здесь, одним «семейным» коллективом, делят все радости и невзгоды, помогая и поддерживая друг друга.

Обожают свою дорогую Любашеньку — Любовь Кулакову, музыкального руководителя, вдохновителя и организатора всех проектов. Вместе с ней гастролируют по району, выезжают в область и счастливы, что их выступления с удовольствием принимают благодарные слушатели. А ещё радуются новым людям, органично вписывающимся в их команду с новым позитивным настроением и хорошими голосами.

Лето — горячая пора, и солистки хора пока на каникулах, но в жаркие денёчки начала августа, отложив все дела «на потом», с удовольствием приходили репетировать праздничную программу, которую готовили втайне от прекрасной Серафимы.

В назначенный день и час пунктуальные гости, стоя возле квартиры с охапками цветов, воздушными шарами и подарками, попросили юбиляршу выйти и спели прямо у порога о том, как долго они искали эту улицу и этот дом, где ждёт их подруга за накрытым столом. Не ожидавшая такого начала, растроганная и изумлённая именинница выбежала встречать дорогих подруг.

Чествовали Серафиму Дмитриевну удалые «Ярославские робята», декламировал заздравный стих сам «Владимир Маяковский», хулиганили «заморские девицы». «Посол из Зимбабве» вручил веник, чтоб жарко парилась в баньке, а «вьетнамский визитёр» преподнёс ядрёно угощенье. С заговором на удачу и прибавку к пенсии добрые ворожеи прикрепляли на «ленту Юбиляра» различного достоинства денежные купюры.

На празднике не обошлось без воспоминаний о былом времени, о работе и людях, которых уже нет рядом. Но что может отвлечь от грустинки, пробежавшей в глазах, как не заводные звуки музыки? Несмотря на годы и болячки, лихо отплясывали «девчонки» под аккомпанемент Любови Кулаковой.

А рядом, как всегда, семья Серафимы Мишкиной — хлопотали, ухаживая за гостями, и радовались, что любят, уважают и ценят их дорогую и любимую мамочку, бабушку и прабабушку, хранительницу их дружного семейного очага.

Фото автора

Автор: Светлана БОРИСОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить