Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Предки трудились на земле – настал и его черёд

03 : 58    |    13.07.2013

В чём смысл жизни человека? В свободе быть хозяином самому себе! Так, задавая себе вопрос, отвечает на него герой сегодняшнего рассказа Александр Фоменко. Военный пенсионер с супругой Еленой живут уже пять лет в деревне Заполек Веребьенского сельского поселения.

Приглянулись Александру Николаевичу здешние места: тишина, свежий воздух, простор для фантазий. Город, по его словам, потихоньку себя изживает — он хорош в молодые годы, а с возрастом всё больше устаёшь от бесконечного шума, пробок, суеты, загазованности мегаполиса. Чем старше становится человек, тем чаще его тянет к земле, и на изломе лет многие приходят к мысли, что всё же свои мясо, молоко, сметанка и творожок лучше и вкуснее, чем магазинная продукция.

Равняясь на старшего брата
Александр Николаевич родом из Красноярского края. Окончив восемь классов, поступил в Красноярское речное училище, затем работал штурманом на Енисее. В 19 лет получил повестку в армию, но служить три года в ВМФ не пришлось: одновременно с повесткой из военкомата пришёл вызов из Дальневосточного высшего военного командного училища им. маршала К. К. Рокоссовского. Находясь в навигации, он не смог сдавать вступительные экзамены со всем потоком, и в Благовещенск прилетел, когда уже вовсю шли занятия. Приёмная комиссия отказывалась принимать абитуриента, но, узнав, что Александр — родной брат подполковника Валерия Фоменко, которого очень ценили и уважали в Вооружённых силах, в виде исключения позволила юноше сдать экзамены и проходить обучение.

Старший брат Валерий был морально и физически сильным человеком, принципиальным и честным офицером. Руководство отмечало его хорошие организаторские способности и отклоняло многочисленные рапорты с просьбой направить его в Чечню. Валерий Николаевич очень болезненно переносил слёзы и укоры матерей, чьих сыновей не по своей воле отправлял в горячие точки. Ему как старшему по званию приходилось нести в их дома горестные вести о гибели молодых мальчишек.

…Ровно девять дней подполковник Фоменко, приняв командование полком, отслужил в Чечне. После окружения банды боевиков в горах он, обходя перед боем посты, подорвался на растяжке.

Равняясь на брата и чтя его память, Александр Фоменко с достоинством и честью нёс службу в российских войсках. Он ещё в военном училище стал мастером спорта по офицерскому многоборью и чемпионом Краснознамённого Дальневосточного военного округа, а в 1988 году — призёром первенства Вооружённых сил и сухопутных войск.

Преимущество — за деревней
Александру Николаевичу с семьёй по роду службы приходилось бывать во многих городах России, жили и в Краснодарском крае, и в Санкт-Петербурге, но здесь, в деревне, всё иначе — дышится легко и свободно. Отмечая на листе бумаги плюсы и минусы города и деревни, он однозначно видит преимущество за последней. Его предки трудились на земле, настал и его черёд. Может, со временем и молодое поколение — две их дочери — тоже придёт к решению, что работать и жить на селе лучше, выгоднее и здоровее.

У Александра Николаевича много друзей и, смеётся он, можно каждые выходные ездить к ним по очереди отдыхать и париться в баньке. Но хочется своего домашнего крова. Чтоб вставая зимой ранним утром, вдыхать морозный свежий воздух, весной слушать трели соловья, летом вдоволь наслаждаться ароматом трав, а осенью любоваться неповторимыми переливами красок природы.

Наведываясь к друзьям в Заполек, всё чаще они с супругой стали задумываться о своём домике в деревне. И в один из дней приняли решение кардинально поменять свою жизнь, тем более к смене мест жительства им не привыкать.

Купили участок со стареньким домиком, и понеслось… Из небольшого неприглядного строения хозяин своими руками сделал просторный светлый дом, в котором, как в благоустроенной квартире, есть всё. Рядом на участке баня, уютная летняя беседка для отдыха со всем необходимым — большим мангалом для шашлыка (друзей много приезжает, чтоб сразу на всех хватило вкусно приготовленного мяса), с холодильником, диванчиком и приятной музыкой, по соседству — пруд с фонтанчиком. Что ещё для счастья надо?

Ухоженность и чистота восхищают: люди занятые, и когда всё успевают? — Елена Витальевна каждый день ездит на работу в Вишеру, на Александре Николаевиче — пасека, коровы и бараны.

Всё начинается с малого
Задуманное следовало воплощать в жизнь. Хозяйство началось с покупки коровы: она — самое рентабельное из всех животных, сама себя окупает. Первую, что принесла ему двойню, нашёл по объявлению в газете в Ленинградской области.

Попутно стал заниматься пчеловодством. Пчёлы достались в наследство от прежних хозяев. Что с ними делать, он совершенно не знал, купил книги, много интересного почерпнул из Интернета, брал уроки ухода за пчёлами у знающих людей. Ульи поставил подальше от дома, в лесу, за двухметровым забором, чтоб не причиняли неудобств соседям, и теперь качает свой янтарный мёд. Тяжело разрываться между пасекой и животными — ко всем нужен свой подход. У пчёл свой характер, они категорически не терпят суеты, резких запахов, уход за ними более кропотливый и размеренный.

А что касается крупного рогатого скота, край новгородский, по словам Фоменко, — не животноводческий: стойловый период семь месяцев — это слишком много. К тому же нет большого разнотравья, которое так необходимо для развития и пчеловодства, и животноводства. Поэтому если всё скалькулировать, в нашем Маловишерском районе могут существовать только мелкие хозяйства. При нынешней себестоимости молока невозможно содержать совхозы в крупных масштабах. Из этого следует вывод, что и государству они сегодня не выгодны. Со стороны кажется, что всё легко и просто — приобрёл животинку, она тебе и молоко, и мясо, а на самом деле это сложный процесс, со своими порогами, о которые то и дело спотыкаешься. Кроме того, для создания что мелких, что крупных ферм нужна земля, хозяйство без земли — ничто, а её надо выкупать у пайщиков, возникают юридические вопросы.

Соответственно такие же две проблемы и у фермеров — нужен беспроцентный кредит и земля. Очень дорого обходится обладателю земельного участка его сегодняшнее оформление. Совхоз, когда-то рассчитываясь с работником, отдал ему кусок земли, которую надо было оформить, но по незнанию или по нежеланию на тот момент человек этого не сделал. Теперь, прежде чем землёю распорядиться, ему требуется заплатить, а уж потом получить соответствующие документы, подтверждающие право на владение.

Цепочка тянется дальше: нужны помещения под хлев, сеновал, нужна земля, на которой можно построить эти подсобные помещения. Хочется, чтоб было тепло и светло, чтоб самая трудоёмкая работа по раздаче кормов и уборке навоза была механизирована, желательно иметь поилки, доильный аппарат, но всё упирается в финансы, и немалые. Государство даёт кредит, но под большой процент, что опять же невыгодно. Полжизни придётся отдавать: получается, работаешь не на себя, а «на дядю». Нет той окупаемости, которая позволяла бы развиваться.

Получается замкнутый круг.

Как возродить утраченное
Почему бы не давать начинающим фермерам беспроцентную ссуду или хотя бы под тот процент, который реально можно выплачивать? Желающих заниматься сельским хозяйством сейчас немного. И надо продумать механизм таким образом, чтоб это было не в ущерб государству, но и хозяйственнику выгодно. Не будь стольких преград, мог бы Фоменко организовать мини-завод по переработке продукции, но… Сам он денег у банка не занимает, выручают друзья.

Если проанализировать, то в Америке система выстроена так, что во главе всего стоит сельское хозяйство, и отчисления со всех отраслей идут на его развитие. Потому что это — основа жизнедеятельности и здорового образа жизни. И в России развитие сельского хозяйства должно быть на первом месте, а не на задворках — выживай, как можешь. Потому, считает Александр Николаевич, и едим, и пьём непонятно что. К примеру, в Германии много маленьких ферм на 10-15 голов, и переработка молока налажена у каждого своя. Качественно и выгодно.

По размышлениям Александра Фоменко, пока у нас получается ещё один замкнутый круг: нет молодёжи, садиков, школ, больниц, сообщения — нет работы. Окончив школу, девчонки и мальчишки уезжают из деревни учиться дальше, возвращаются на постоянное место жительства энтузиасты. За счёт одних дачников селу не выстоять, они люди сезонные.

Как возродить деревню? Завлекать молодёжь, предоставляя жильё, давая «подъёмные» на строительство, размещать, пусть небольшие, предприятия, тем самым организовывая рабочие места с приемлемой зарплатой. И тогда будет возвращаться молодёжь, не будут люди ездить на заработки в другие города, оставляя семьи, снизится процент разводов, увеличится рождаемость.

Но нет согласия и понимания! Испокон веков держали люди в деревнях хозяйство, и коровы были, и овцы, и козы. Теперь редко у кого какая живность, кроме разве кота и собаки, да и тех накладно кормить при нынешних пенсиях и зарплатах. Были фермы, но всё развалилось: труд тяжелейший, заработок минимальный, ни выходных, ни праздников…

Сам себе хозяин
Фоменко имеет небольшое личное хозяйство, отличающееся от крестьянско-фермерского тем, что не получает субсидий. По словам Александра Николаевича, он пока не видит смысла в КФХ, которое ничего не даёт, кроме налогов и бумажной волокиты. Личное подворье Фоменко не имеет финансовой помощи от государства, но не сильно разбогатели и КФХ, получающие на фуражную корову всего 300 рублей в год. Его поражает тот факт, что при покупке пчёл ЛПХ возвращается 30% от суммы, а на КРС нет такой программы.

Реализация молока невыгодна — если возить его в Малую Вишеру, то придётся работать на один ремонт машины: наши дороги — сплошная мина замедленного действия. Продаёт в соседних деревнях Веребье и Бор. В зимний период, когда надоев мало, больше внимания уделяет телятам.

Не даёт развиваться и растущая с каждым годом инфляция. Если в прошлом году мешок комбикормов стоил 300 рублей, то в этом — уже 480. Соответственно приходится поднимать цену на молоко, не всех это устраивает, но иначе никак. Мелкие хозяйства напрямую зависят от комбикормов, у них нет возможности, как у крупных, кормить скотину силосом, жомом, а закупать дорого.

В осенне-зимний период основное питание для животных — комбикорм и сено, которое сегодня выгоднее купить, чем заготавливать самому. Александр Николаевич приобретает на сезон 22 тонны. Своей земли у Фоменко нет, восемь гектаров взяты в аренду.

За пять лет он поменял несколько коров. Последнюю, далеко не первосортную, купил за 70 тысяч в чудовском совхозе «Коммунар». Хорошая качественная нетель со всеми сопутствующими документами стоит от 100 тысяч и выше, но у нас её не купить, их попросту нет. А от тёлочек, которых выращивают с рождения, прибыль приходится ждать почти пять лет, так что проще купить взрослую дойную корову. Имея двух хороших коров, можно было бы получать столько же молока, сколько на сегодня имеет от четырёх. Приходится пока брать количеством.

У радеющего за своих животных хозяина налажена тесная связь с частной ветеринарной службой, которая предоставляет необходимый перечень услуг. Круглый год коровы у него гуляют на свежем воздухе, потому как не должны они стоять на привязи весь стойловый период, из-за чего возникают различные заболевания. В поле выгоняет с появлением первых побегов, чтоб получали витамины, выбирали свободно разные травы, составляющие их рацион. Сегодня у него две тёлочки, четыре коровы и большая отара овец.

Двух первых овечек приобрёл в разваливающемся совхозе в Спасской Полисти, они дали большой приплод, и поголовье быстро увеличивалось. Продажей мяса в больших количествах не занимается. Несколько раз сдавал откормленных бычков на реализацию людям, умеющим правильно разделывать туши. Теперь бычков не выращивает: на сегодняшний день намного проще продать мясо барашков. Многим пришлось по вкусу нежное мясо молодого барана, да и цена приемлема.

Активный, привыкший жить по строгому распорядку, Фоменко ценит порядок во всём — в доме, в хозяйстве, в округе. Для деревни, считает, в первую очередь важна пожарная безопасность — наличие пропашной зоны и обкошенных канав. Сельчанам хватило переживаний после недавнего пожара, когда чуть не сгорело полдеревни. Нужны, конечно, прочищенные зимние дороги и регулярный вывоз мусора.

Не остаётся безучастным к чужой беде. Вот уже больше полугода пытается помочь 80‑летней жительнице Веребья с оформлением документов на выплату пенсии за погибшего в Афганистане сына, которую она по своей неграмотности и скромности не оформила в своё время. С этим пока нерешённым вопросом он обратился в совет ветеранов воинов‑интернационалистов Новгородской области. Но эта тема — для отдельного разговора.

Фото автора

Автор: Светлана БОРИСОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить