Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

С шашкой наголо не получится

03 : 58    |    08.06.2013

Проблему обветшалых построек и заброшенных участков в Малой Вишере и пути её решения мы обсуждали с мэром Вадимом ФАДЕЕВЫМ.

— Вадим Владимирович, вы тоже полагаете, что самое трудное в этом деле — выяснить, кому принадлежат руины, уж никак не украшающие наш город? Говорят, в пору сыщиков нанимать.

— Действительно, сложность заключается в поисках итогового собственника, который бы мог решить вопрос со своим домом и участком. Приходится направлять несколько десятков запросов в разные инстанции — по каждому строению. Прежде чем заявить права муниципалитета на имущество, мы должны доказать, что это либо бесхозяйное жильё, либо оно содержится в ненадлежащем виде. Если собственник находится, прежде всего мы должны его уведомить о необходимости привести строение в нормальное состояние, на что даётся время. Потом только можно обратиться в суд для признания имущества бесхозяйным. Следующий этап — подача документов в органы юстиции, где они находятся в течение года, и лишь тогда начинается процедура оформления имущества в муниципальную собственность.

— Даже если дом давно сгорел, всё равно процедура занимает два, а то и больше, года?

— Совершенно верно. По Гражданскому кодексу, участок и остатки дома всё равно кому-то принадлежат. Два года занимают процедурные вопросы, а сами поиски владельцев могут длиться ещё дольше. Помните времена, когда приватизация жилья только начиналась? Тогда сюда (да и не только) привозили людей, которые в силу своего образа жизни легко расставались с благоустроенными квартирами в больших городах. Их прописывали, где придётся, зачастую их никто никогда и не видел по новому месту жительства. Но по документам они числятся в домах, которые развалились или почти развалились. Где искать этих людей? Нет и сведений, что их уже нет в живых. С ЗАГСами одно время были проблемы — они нам не давали копии документов о смерти. И тоже были формально правы, поскольку свидетельства выдаются только родственникам. А без полного пакета документов мы не можем обратиться в суд. Из-за каждой справки приходится направлять запросы в Москву, Петербург, другие города. Это действительно очень сложно. Годами приходится искать наследников, которых иногда бывает и трое, и пятеро.

— Мы говорили пока о частных домах. Но есть ведь и многоквартирные развалюхи.

— Здесь немножко проще. За многие годы наш народ, конечно, привык быть зарегистрированным в одном месте, а жить в другом, фактически не заботясь о своём жилье. Но тут, я считаю, сыграет свою роль новая региональная программа по переселению из аварийного жилого фонда. Значительная часть домов, которые у нас в таком непрезентабельном виде, попадает под действие программы — три года на расселение, начиная с этого.

— Понятно: жильцы квартир с заколоченными окнами стали объявляться сами собой.

— Да. Другое дело, что — по закону — мы обязаны потребовать от них привести жильё в надлежащий вид.

— Многие, наверное, ещё и не платят.

— По-разному бывает. Но перебраться в другое жильё, не погасив старые долги, они не смогут. Так что проблемы уже возникают. Переехать можно только снявшись с регистрационного учёта, — что называется, с чистыми документами. Беда в том, что запустившие одно жильё люди и на новом месте не всегда оказываются самыми лучшими соседями.

— Теперь вопрос со сносом старых многоквартирных домов. Насколько справедлива критика типа «власть ничего не делает, взяли бы да и разобрали или людям на дрова отдали»?

— Неправильное мнение. По Жилищному кодексу, решение о сносе непригодного для жилья дома должны принять собственники. Они же должны и снести его на свои средства. Мы идём навстречу, поскольку часть квартир в таких домах — муниципальная, и с будущего года в бюджет закладываем некую сумму на выполнение этих работ. Никто прошлой осенью не мог предположить, что региональная программа заработает нынче в столь значительном объёме, поэтому пока такой статьи расходов нет. Снос дома стoит денег, и довольно приличных. Если по смете требуется больше ста тысяч, нужно соблюсти всю положенную процедуру: конкурс, аукцион… Хотя, ещё раз должен повторить, делать это должны жильцы за свой счёт: дом — их общее имущество.

— Президент Владимир Путин предложил «аварийную» программу продлить до 2017 года.

— Пока официальных документов нет. Но могу предположить, с чем это связано. Федеральные деньги можно получить только при условии софинансирования со стороны региона. Бюджет области не слишком велик, зато аварийного жилья много. В комитете по ЖКХ в конце зимы предупреждали: чтобы выполнить программу по расселению, со следующего года придётся закрыть все остальные областные целевые долгосрочные программы — по газификации, водоснабжению и т. д. Наверняка точно такое же положение и во многих других регионах. Вот губернаторы и обратились к президенту с предложением программу расселения продлить и расширить, но так, чтобы жизнь не останавливалась по всем другим направлениям.

— Жильё будет предоставляться только новое?

— Существуют две программы. По федеральной — в новых домах. По региональной программе жильё может быть приобретено и на вторичном рынке. По областному закону, кстати, если человек зарегистрирован в доме, но там не живёт (то есть, оно не единственное), ему может быть предложена компенсация по остаточной стоимости. Муниципалитет заказывает независимому оценщику оценку квартиры, и эти деньги владельцу жилья выплачиваются. Как вы понимаете, разница получается значительная. У нас в городе таких прецедентов пока не было, но в других районах уже случались.

— Программа переселения весьма солидная. Хватит ли строительных мощностей?

— Условие, которое мы выдвигаем, таково: фирма — на собственные деньги — строит жильё до сдаточного уровня. После этого мы объявляем аукцион, и если квартира по площади и по всем другим параметрам подходит, мы её покупаем.

— Ого, какая система…

— Мы не пошли по пути, когда застройщиком является сам муниципалитет. Это было бы гораздо сложней осуществить, поскольку нужно иметь в администрации много строителей-специалистов высокого уровня, которые могли бы курировать эти вопросы. Более рациональным и выгодным считаем покупать уже готовое жильё у застройщиков. Разумеется, данные по площадям квартир в аварийных домах мы строителям предоставим заранее, чтобы они могли готовить соответствующие проекты.

Требуется сыщик
Последнее время заброшенным жильём и заросшими участками в городской администрации стали заниматься достаточно активно. Кавалерийским наскоком, с шашкой наголо, некоторые коллизии, как выяснилось, разрешить не удаётся.

Дом по ул. Мира, 18. Один из владельцев умер в 2003 году в г. Пушкин, второй — в Петербурге в 2007‑м. Устанавливается наличие родственников.

Мира, 29. Владелица-петербурженка подала в суд иск… об отсутствии дома на участке.

Мира, 39. По данным налоговой службы, его хозяйка живёт в Новгороде. А по данным БТИ и Роснедвижимости, у него две совсем другие владелицы.

Мира, 49. Хозяйка умерла 30 лет назад, наследница из г. Кириши через суд восстанавливает… права на наследство.

Мира, 66. Одна из наследниц сгоревшего дома умерла в 1995 году, другая — инвалид 1 группы — почти 25 лет находится в психоневрологическом интернате.

Германа Титова, 27. Владелица 5/8 долей умерла, но есть ещё три совладельца, один из которых — несовершеннолетний.

После выданных мэрией предписаний уже приведены в порядок участки по ул. Мира 15/56, 16, 27, 84, по ул. Германа Титова, 42. В работе сейчас 23 адреса — и это только на транзитных улицах. Всего же заброшенных домов, судьбу которых ещё предстоит определить, в городе больше 100.

Новоселья будут ждать
в 2013 году к 25 декабря жители домов: № 4‑а по улице Мира (3 квартиры, 9 жильцов); ул. Ленинградская, дом 30, (5 квартир, 13 человек); ул. Ленинградская, дом 31 (4 квартиры, 12 человек); ул. Красноармейская, дом 17 (6 квартир, 26 человек); Заводской Домострой, дом 3 (6 квартир, 8 человек); Заводской Домострой, дом 5 (7 квартир, 15 жильцов); Заводской Домострой, дом 8 (5 квартир, 14 человек); Заводской Домострой, дом 9 (5 квартир, 9 человек); Заводской Домострой, дом 11 (8 квартир, 22 человека); Заводской Домострой, дом 12 (5 квартир, 14 человек); улица Ленина, дом 12 (8 квартир, 29 человек); улица Некрасова, дом 11‑а (9 квартир, 15 жильцов).

В 2014 году планируется расселить: дом 39 по ул. Ленина; дома 43, 45 и 55 по ул. Революции; дом 6 в Московском переулке; дома 6 и 7 на ул. Заводской Домострой; дом 29 по ул. Пушкинской; дом 26 по ул. Красноармейской, дома 14 и 26 по ул. Урицкого; дома 1 и 11 по ул. 50 лет Октября; дом 28 по ул. Некрасова; дом 13 на Красноармейской.

В 2015 году подойдёт очередь домов 8, 9, 10, 14 и 16 по ул. Железнодорожный Домострой; дома 47‑б по ул. 1 Мая; дома 5 по ул. Володарского; дома 21 по ул. Революции; дома 13 по ул. Набережной.

Таким образом, за три года в городе должны быть расселены 232 квартиры, в которых сейчас зарегистрировано 506 человек. Общая стоимость переселения составит почти 263 миллиона рублей.

Старые дома предполагается сносить не позднее чем через полгода после переезда жильцов на новые квартиры.

Автор: Валентина БАЗАНОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить