Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Когда железо не молчит

14 : 19    |    21.12.2012

О музее, истории некоторых экспонатов и о воспитании патриотизма мы говорили с командиром поискового отряда «Красная Звезда» Георгием ВАСИЛЬЕВЫМ.

— Наверняка в этих витринах уместились далеко не все находки, ведь каждый полевой сезон приносит всё новые и новые?

— Сложней всего с крупными. К нам приходил мэр Вадим Фадеев (павильон выделил нам город, он платит за отопление и освещение), обсуждали, нельзя ли убрать перегородку, чтобы поместить двигатель от самолёта. Да и зал стал бы шире на полтора метра. В день открытия приходили на экскурсию третьеклассники, человек двадцать, — едва вместились. А на площадке перед входом хотелось бы сделать небольшой постамент для бронекапсулы самолёта Ил‑2. Двор, конечно, пока неказистый, но и с этим мэр обещал помочь, хотя бы с пешеходной дорожкой.

— И как реагируют мальчишки на ваши экспонаты?

— Скорее девчонки, у них много вопросов. Сколько в отряде человек, что мы делаем в лесу, кто изображён на портретах, были ли дети на войне, какое это оружие и тяжёлое ли оно? А мальчики долго всё рассматривают, но почему-то молчат.

— Вот это оружие смотрится как новое.

— Всё найдено по частям в разное время в Мясном Бору. Своими руками трубу приварили, станок собрали из нескольких, колёса сделали ребята на фабрике. Зато теперь можно увидеть, как выглядел пулемёт «Максим». Вы, наверное, понимаете, что использовать по прямому назначению всё, что здесь собрано, невозможно.

— Здесь и немецкое оружие. Думаю, это правильно: война есть война.

— Но «линия фронта» у нас всё равно есть, видите? И стеллажи сделаны отдельные. Конечно, почти семьдесят лет прошло после Великой Отечественной, и это оружие больше никогда не выстрелит. Но войны не кончаются до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат. Для нас война не закончилась.

Военно-патриотические клубы есть во всех школах, но интерес к теме Великой Отечественной сейчас совсем не такой, как во времена нашего детства. Иногда к нам обращаются с просьбами поделиться находками. Мы приглашаем ребят в лес на раскопки, но желающих немного. Зато охотно в экспедиции, которые организует «Долина», приезжают подростки из Сибири, с Алтая. Я не знаю, чем это можно объяснить.

— Может быть, как раз тем, что Сибирь напрямую война не затронула. Они не знают, как это — каждый год находить останки сотен, а то и тысяч незахороненных солдат и понимать, что работы останется ещё и следующему поколению. Но ваш отряд занимается ведь не только поисковой работой и музеем.

— Да, конечно, по мере сил и средств мы ухаживаем за захоронениями. На кладбище лётчиков прибираемся, красим, что нужно. На запущенном еврейском кладбище лет десять назад какая-то шпана похозяйничала. Там было три могилы военных лет. Хотим установить, кто в них лежит, наверное, нужно будет перезахоронить. В Каменке упал памятник лётчику Лисконоженко, мы его подняли, отремонтировали. Местные жители теперь цветочки там сажают.

— Но ведь памятник Герою Советского Союза стоит в Вишере?

— Первоначально лётчик был похоронен в Каменке. Считается, что потом прах был перенесён на городское кладбище. Кстати, мы нашли там неподалёку самолёт того же класса, на котором он летал и погиб. Но установить, его это машина или нет, не удалось, номеров нигде нет. Найти номер — большая удача для поисковика.

В прошлом году осенью мы обнаружили в районе Вяжищ части истребителя Лагг‑3 с номером, вот его можно разглядеть. Нынче в архиве нашлись сведения, что именно на нём в 1942 году погиб лётчик Мочалов. Считается, что он похоронен в Вишере на кладбище лётчиков. Но как он сюда попал? И сведения на памятнике надо бы поменять.

На остатках одного Ил‑2 был написанный краской номер 8–20. По нему удалось определить место гибели лётчика Владимира Сидорова, который пропал без вести 27 октября 1941 года. В документах числилось, что было это в районе Александровской колонии, а мы нашли обломки, не доезжая километра до Папоротно, в 200 метрах от трассы.

Предусмотрительность механиков той поры сейчас нам очень помогает. Смотрите, в этой витрине ложка с именем владельца, понятно, с какой целью его нацарапали. Вот и авиамеханики, чтобы кто-нибудь из коллег не позарился на чужое добро, писали краской номера самолётов, двигателей на каждой подходящей железяке. Вот когда это понадобилось…

А с этим Як‑1 история такая. Местные жители рассказывали, что кто-то видел тот воздушный бой. Наш самолёт был сбит, лётчик выпрыгнул с парашютом, немцы его добивали уже на лету. Когда мы нашли обломки с номером, в архиве подтвердили: да, такой самолёт был сбит в районе Малой Вишеры, списан как боевая потеря. О судьбе пилота Владимира Разумова ничего не известно. Он до сих пор считается пропавшим без вести.

— Вы сами работаете с архивами?

— Нет, мы больше в лесу с лопатой, а всю информацию передаём в штаб «Долины». Они делают запросы по отработанным схемам. Для того чтобы ездить в архивы, нужны время и деньги, которыми мы не располагаем. Кстати, в архивах до сих пор много засекреченной информации, хотя этих полков и эскадрилий давно не существует.

Вот найдены обломки дальнего бомбардировщика с номером двигателя. Именно такие самолёты бомбили Берлин 8 августа 1941 года. На подобном летал Герой Советского Союза Гречишников. Обнаружены и останки. Но идентифицировать их не удаётся, хотя круг поисков максимально сужен. Известно даже, в какой эскадрилье морской авиации в июне 1941 года были самолёты с двигателями этой серии, но дальше дело не продвигается. Вообще-то таких самолётов было сбито много, потому что использовались они на первых этапах войны не по своему прямому назначению (дальняя авиация), а как штурмовики — бомбили колонны немцев, двигавшиеся к Тихвину.

У Германии дальней авиации не имелось, у них были фронтовые бомбардировщики. Обломки вот этого «Юнкерса» с останками экипажа мы обнаружили возле Некрасова, он был сбит 9 мая 1942 года. Данные о лётчиках мы передали немецкой стороне. Говорят, что даже нашлись родственники пилотов, но они с нами пока не связывались. А в немецких документах числилось, что эта машина пропала без вести в районе озера Ильмень. Где Ильмень и где Некрасово? Ju‑88 летел с бомбами, вероятно, бомбить станцию Малая Вишера.

— У «Красной Звезды» явно авиационный уклон. Как это получилось?

— Всё началось с капитана Силаева, останки которого мы когда-то нашли. Газета об этом писала. Он нам помог понять наше предназначение. Наверное, это правильно: чем больше занимаешься темой, тем больше знаешь. Вообще-то, это моя тема. Ребятам я ничего не запрещаю, мы рады любой находке. Недавно, как вы знаете, на 3‑й Пионерской в городе было найдено неизвестное захоронение, имена почти всех бойцов удалось установить. Мы выезжаем на все вахты.

За новым кладбищем два года назад были найдены обгорелые обломки пикирующего бомбардировщика Бе‑2. А недавно там нашлись и металлические остатки парашютной системы — чаще всего это означает, что экипаж (три человека) погиб. Никто бы не бросил парашют, если на нём благополучно приземлился. Это место совсем рядом с городом, металлические части покрупней давно сданы в металлолом. В первый раз найти хоть что-нибудь с сохранившимся номером не получилось, а тут — пожалуйста, повезло. Теперь по этому номеру работаем, надеемся узнать имена членов экипажа. Но останков мы не находили. Зато есть данные, что в Вишере 6 октября 1941 года погибли два лётчика (старший лейтенант и лейтенант), летавшие на Бе‑2. Возможно, речь идёт об этом самолёте. За всё время поисков других Бе‑2 мы не видели. Истребители есть, а бомбардировщики не встречались. Говорят, что в районе Вишеры было сбито много самолётов.

— Сорок первый год?

— Больше 42‑й. Здесь, на прифронтовой территории — в Вишере, Веребье, Любцах — базировались истребители. Ночные бомбардировщики стояли там, где сейчас располагается завод «Электроаппарат», в Горнешно и ещё в нескольких деревнях. У нас на сайте выставлены немецкие карты аэрофотосъёмки Вишеры, можно посмотреть. Когда город осенью 1941‑го освободили, все войска (2‑я Ударная армия тоже), которые шли на Волховский фронт, разгружались здесь, а дальше отправлялись пешим маршем. Так что железнодорожная станция для авиации противника была, пожалуй, ещё более важной целью, чем аэродромы.

— Слушать увлечённого человека всегда интересно. Но у вас есть основная работа, вы не можете здесь быть постоянно. Как попасть на экскурсию, например, школьному классу?

— Надо с нами связаться, согласовать время. С удовольствием всё покажем и расскажем. Может быть, среди старших ребят найдутся наши единомышленники, которым интересно военное прошлое родного края.

На Новгородчине функционируют 260 объединений и клубов патриотической направленности, в работе которых регулярно участвует около 5 процентов населения области.

Из программы «Патриотическое воспитание населения Новгородской области на 2011-2015 годы».

Фото автора

Автор: Валентина БАЗАНОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить