Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Стоик. Надо соответствовать

17 : 30    |    19.10.2012

На сгоревшем предприятии прошло собрание трудового коллектива.

Идеально чистый двор, дорожки, газоны. Почти абсолютная тишина, которой быть тут не должно, и серо-голубой дым, удавом выползающий из развалин. В голову непрошено лезут сюжеты из фильмов‑катастроф.

— Беда, — наверное, я сказала это вслух.

— Беда — это когда ничего нельзя поправить, — сказал он.

— Всё равно жалко.

— Жалко у пчёлки, пчёлка на ёлке. Работать надо.

Столь нетривиальной сентенции в столь критических обстоятельствах я не ожидала, но Владимир Оксаниченко уже обсуждал что-то с обступившими его людьми. Смог от пожарища растекается по ветру, а начать разбор завалов нельзя до тех пор, пока их не обследуют страховщики.

Управляющий директор группы компаний «Время и К» на пепелище производственно-логистического комплекса «Стоик» приехал только на третий день. Не из равнодушия. С уже готовыми решениями.

В столовой административно-бытового корпуса, который пожарным и добровольцам удалось-таки отстоять, тоже было угнетающе тихо, несмотря на множество собравшихся там людей. Опять полезли ассоциации — так бывает только на похоронах.

Но оплакивать одно из самых лучших предприятий отрасли руководитель фирмы явно не собирался:

— Через три месяца мы будем работать. В этом здании, в здании на берегу. Складские помещения, может быть, арендуем у соседей.

Есть два варианта восстановления самой фабрики. Пессимистичный — страховые компании затягивают выплаты, мы долго с ними судимся и параллельно ищем другие пути финансирования строительства производственного корпуса. Второй вариант — страховщики реагируют нормально, месяца через четыре мы получаем средства и отстраиваем здание. Сети, котельная сохранились, плита тоже на месте. Понадобится максимум 7 месяцев с установкой всей начинки.

А ближайшая цель — начать выпуск продукции здесь. Наше боевое звено, технологов, — на коней. Простите, любимые: у кого есть мужья и любовники, придётся их напрячь. Будете жить в командировках в качестве наших контролёров качества продукции.

Напряжение и тревога, которые в первые минуты словно висели в воздухе, стали отступать. Послышались смешки — в зале оказалось немало совсем молодых мужчин и женщин. Некоторые работают на предприятии с самого начала, семьями. Когда «Стоик» полыхал и чёрные тучи дыма было видно за километры, некоторые заводчане плакали, жалея завод и себя — рушился устоявшийся образ жизни. Владимиру Оксаниченко удалось изменить настроение, хотя лёгкой жизни ни себе, ни персоналу предприятия он не обещал:

— Месяцев шесть окажутся тяжкими, придётся работать в 2–3 смены. Будет движение по зарплате. Мы вынуждены это сделать — на сгоревших складах хранилась бо,льшая часть продукции, оборот у нас сейчас упадёт.

Вся мужская часть коллектива будет работать здесь по запуску фабрики. Женщины — кто сможет. Не война, мы не станем заставлять вас таскать мешки.

Дальше разговор пошёл сугубо деловой и неожиданно… весёлый. Не знаю, корпоративный это стиль или нет, но его все приняли.

— Эти три месяца — за свой счёт?

— У каждого есть свой функционал, своя зона ответственности. Есть специалисты, которые всё просчитают. Пожар ведь ещё идёт. Мы постараемся всех максимально занять. Но заниматься ерундистикой, когда все стоят, ничего не делая, в качестве фишек для объезда, смысла тоже нет. Я вам не вру: будет трудно. Мне тоже, этот пожар для меня — потеря, тяжёлый удар. Выбор у нас такой: вместе — значит, вместе; нет — значит, нет. Придётся потерпеть. Я никому спуска не дам, но после Нового года фабрика заработает. Задача стоит — сохранить коллектив, и мы это делаем. Задача стоит — построить фабрику заново, и мы это сделаем.

— А тем, кто сейчас уже начнёт работать, зарплата будет?

— Не-е‑е, всю зарплату будете отдавать мне, это так приятно… Любовь моя, такое когда-то было? Может кто-нибудь назвать такой случай?

В зале прокатилось дружное «нет».

— Столовая будет работать?

— Куда нам деваться с подводной лодки? Это главный объект, ради которого мы все остаёмся здесь. Постараемся, чтобы питание как было бесплатным, так бесплатным и осталось.

— Отдел качества?

— Всё, как положено: телега, сани, постромки — и вперёд, пахать! Чтоб не задавали такие вопросы.

Коллеги, спасибо большое, что вы понимаете и принимаете мою позицию. Начнём восстанавливать завод — каждый день будут положительные эмоции: сегодня поставили колонны, завтра повесили систему вентиляции. Завод станет даже красивей, чем прежде. Оборудование поставим другое, ещё лучше. Когда проект сделаем, ещё раз соберёмся и его обсудим.

Всё будет сделано разумно, без диких движений. Без людей ничего не получится, будь ты хоть самым распрекрасным финансистом и бизнесменом. Я это отлично знаю и надеюсь на наш коллектив.

Анатолий Меремьянин в нескольких словах изложил тактику ближайших дней. Компьютерная сеть завода частично налажена, бухгалтерия начинает действовать, АХЧ работает, инженерная служба тоже. Когда дадут разрешение на разбор завалов, сотрудников начнут вызывать, как только понадобится выполнить определённое задание, то же самое с командировками. Любое обращение будет рассмотрено.

Расходились заводчане, как мне показалось, всё-таки с другим настроем. Похоронная тишина уже не резала слух, люди на ходу что-то обсуждали.

Надо же: никогда прежде не приходилось задумываться, почему завод пряностей назвали «Стоиком». В любом словаре можно найти значение этого слова — некто мужественно переносящий жизненные невзгоды. Вот и для нашего стоика настало время пройти испытание на твёрдость характера.

Фото автора и
Жанны ЛЕОНИДОВОЙ

Автор: Валентина БАЗАНОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить