Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Из учительской династии

15 : 40    |    11.05.2012

В шести километрах от села Александровское на берегу реки Вишеры стояло до революции имение Шестаковых. Глава семьи — герой Русско-турецкой войны, два сына, четыре дочки — все девочки закончили частную петербургскую гимназию с правом преподавания языков. Дочери третьей из сестёр Шестаковых, продолжившей учительскую династию, вчера исполнилось 90 лет.


В сельской школе
Елизавета Шестакова и Пётр Зайцев познакомились на педагогической конференции и вскоре поженились. Она преподавала немецкий язык, он — историю. Их пригласили работать в начальную школу в Селищах, которую должен был возглавить Пётр Иванович, дали там жильё. В 1922 году родилась Марина, затем — два сына, Пётр и Александр.
В семье был ритуал: отец читал детям по вечерам вслух — ровно по часу. Наверное, оттуда, из детства, у всех них настоящая страсть к художественной литературе. Сам глава семьи был просто фанатом чтения: только выдаётся свободная минутка — и он весь в книжке, отключённый от внешнего мира.


Когда в тридцатые годы ввели всеобуч, Селищинская школа стала семилетней. Построили ещё одно здание. Больше сотни учеников тогда набиралось. Был при школе интернат — в нём жили ребятишки из дальних деревень — Горнецкое, Александровское. Крестьяне не всегда могли отправить детей на учёбу: беднота, часто и обувки не было, чтоб в школу прийти. Марина по окончании семилетки продолжила учёбу в городской школе. Жила у одной из тёток — Марии Башенятовой, которая работала завучем в школе на улице Урицкого. На выходные девчонка ходила пешком за 11 км домой в Селищи, до сих пор помнятся те исхоженные десятки раз разбитые дороги! Потом — поступление в Ленинградский институт иностранных языков. И война. Заканчивала обучение уже после неё, заочно. А тогда отец с матерью строго-настрого приказали возвращаться домой.


Города и веси
Немцы наступали быстро. В оккупации оставаться не хотел никто, в том числе мать, имевшая немецкие корни и прекрасно владевшая языком. Собрались и поехали. Что с собой возьмёшь? Одежду да самое необходимое. Жаль было бросать собранную великолепную библиотеку, но ничего не попишешь. До Череповца добирались на лошадке месяц, потом ещё уйму времени по железной дороге — на Урал, к папиному брату в город Красноуфимск. Братья пошли учиться, взрослые — работать: родители по специальности (отец вновь стал директором школы), а дочке нашли место в конторе ШЧ. Жили у родственников, те держали хозяйство, огород — на нём всё росло просто удивительно, прекрасная почва — чернозём. Разносолов, конечно, не было, но и не голодали.


Мальчишки росли у Зайцевых замечательные. Старший — умница, учился хорошо, выступал в школе. Все только удивлялись: откуда приехал такой артист? А приехал-то из деревни!.. В 1943‑м его взяли в армию — вначале в Свердловское пехотное училище, потом на фронт. Часть Александра первой пересекла государственную границу СССР — и его в числе других однополчан осенью 1944‑го наградили отпуском. В апреле 1945‑го ему исполнилось 20. Саша писал домой, полный радужных надежд, что война скоро закончится, что он пойдёт учиться и будет танцевать, как князь Андрей Болконский. Только надеждам не дано было осуществиться: его убили под Кёнигсбергом перед самой Победой.


По стопам деда
Пётр после войны поступил в Арктическое военно-морское училище имени адмирала Макарова, ездил зимовать на остров Врангеля. Почему стал моряком? Наверное, в память о знаменитом деде — лейтенанте Александре Шестакове, который во время Русско-турецкой войны вместе с Фёдором Дубасовым взорвал броненосец неприятеля «Хивзиль-Рахман». 14 мая исполнится 135 лет этому подвигу, о котором знала когда-то вся Россия. Дубасов и Шестаков были награждены крестами св. Георгия 4‑й степени. Главнокомандующий лично повесил на грудь каждому свои собственные Георгиевские кресты и предложил за обедом тост в честь первых наших в ту войну георгиевских кавалеров офицерского ранга. Золотое оружие и портрет Александра Шестакова хранятся в Военно-морском музее в Питере.


Эта долгая-долгая жизнь

Вернувшись от гостеприимной уральской родни, Зайцевы обосновались в Малой Вишере — Селищинскую школу разбомбили практически сразу после их отъезда, вообще село очень пострадало. Учителей хорошо знали в районе. Елизавета Александровна (впоследствии заслуженная учительница, награждённая орденом Ленина) намного пережила мужа — он был ранен ещё в Первую мировую войну, потому ушёл из жизни рано. Вообще женщинам этой семьи Бог отмерил годы щедро: все четыре сестры (две из которых — Ольга и Надежда — выстояли в блокаду Ленинграда) переступили рубеж девяти десятков лет. А вот братья Шестаковы оба погибли на фронте.


В 1945 году Марина вышла замуж за ленинградца Алексея Смирнова — инвалида войны. Он был прислан сюда после университета по распределению — сам выбрал эти места (воевал под Новгородом и Старой Руссой). На фронте получил тяжёлое ранение в позвоночник, которое повлияло на ноги. Но это не помешало ему почти четыре десятка лет проработать народным судьёй. А с Мариной они были вместе 51 год. Он тоже очень любил книги. Книжные шкафы в доме всегда были полны. Марина Петровна так сожалеет о том, что из-за плохого зрения теперь лишена этого удовольствия! Последняя книга, которую она прочла, вернее, перечитала — «Война и мир» Льва Толстого.


24‑я транспортная

Трудовая биография Смирновой — вплоть до ухода на пенсию — связана с транспортной школой № 24. Школа эта гремела по всей Октябрьской железной дороге и славилась сплочённым грамотным коллективом, долгие годы которым руководила Екатерина Орлова. «Все были почти одного возраста. Работали на совесть, старались», — вспоминает старая учительница. Она преподавала немецкий язык. Немного пробовала и французский, но были сложности с учебниками, методической литературой, да и языками тогда овладевать не много охотников находилось. Из той старой гвардии педагогов остались единицы: Зинаида Макаровна Вейнберг и Зинаида Яковлевна Васильева, Надежда Александровна Анфиногенова. Недавно покинули этот мир Екатерина Орлова и Михаил Петровский. Редеют ряды. Нет в живых и давних приятельниц — таких, как Муза Алексеевна Матвеева (именно ей город обязан рождением краеведческого музея).


У Марины Петровны нашлись преемники — преподаватели немецкого: Геннадий Васильев, Татьяна Малюхова, Ирина Терехова — она после института вернулась в родную школу.


Кроме глаз, подводят ноги — уже несколько лет не встаёт моя героиня с кресла. Надежда и опора — социальные работники: Мария Ивановна Павлова, Любовь Валентиновна Суворова, а теперь вот ангел-хранитель Галина Фёдоровна Краснова. Помогает друг покойного мужа Игорь Петрович Богачук.


Мало кто уже остался из Шестаковых-Зайцевых. Не видала никогда Марина Петровна и родового имения. Попала в те места лишь после строительства дороги (раньше туда было не добраться), когда от усадьбы уже ничего не осталось.


Что остаётся человеку на склоне лет? Память. Да ворох альбомов старых фото — ученики, мальчишки и девчонки, за сорок лет их было так много.

Автор: Ольга МАСЛОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить