Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Возвращение к корням

13 : 45    |    17.02.2012

Этот дом в Горнешно нашла скорее по наитию: качелька во дворе, прислонённые к стене санки, лыжи — значит, точно здесь живёт семья с детишками!

 

Штучный товар
Яковлевы — единственная имеющая детей семья — на всю деревню, в которой, правда, меньше десятка домов, обитаемых в недачное время, зимой.

Татьяна Яковлева родилась в Ленинграде, её родители — тоже. А вот бабушка с дедушкой жили в Горнешно, тут и она провела всё своё детство. 11 лет как переехали с мужем из города в сей заповедный уголок. Решающими и побудившими на такой поступок стали очень тесная связь с этим местом и ответственность за него.

— Как бы пафосно ни звучало, — говорит моя собеседница, — в городе так много народа, и все что-то для него делают. А тут — некому! Чем быть маленькой песчинкой там, лучше стать полезной тут. Чувствую глубокие корни, и эти корни требуют своего. Если люди здесь живут с XV века, значит, непростое это место! Столько веков его осваивали, а могло и погибнуть. Теперь видно, что не погибнет!
Сперва поселились с супругом Виктором (он местный) в дедовом доме напротив церкви, параллельно строился свой — чуть не 17 лет ушло на это, всё делалось постепенно. Вначале-то приезжали как на дачу, долгое время Татьяне было жаль оставлять работу. Но потом она поняла, что надо здесь ЖИТЬ: совсем другое состояние, нежели когда бываешь наездами. Деревни, по её мнению, и гибнут отчасти оттого, что люди приезжают туда лишь спать, а работать ездят в город. Дети иногда спрашивают, глядя на разрушающиеся жилища: «Мама, почему дом развалился?». А мама считает, что дом без хозяина жить не может. Мало того, и дом предков не бросают. У него своя, особенная жизнь, а Яковлевы его поддерживают, огороды даже и там, и тут сажают.

Наблюдая за приезжающими на заработки — тот же лес заготавливать — мужчинами, Татьяна сокрушается: зачем бросили свои дома, там же остались дети, жёны, земля?! Потому приветствует стремление мужа потихоньку, но трудиться на месте. Золотые, к слову сказать, у него руки! Шкафы и кроватки в детской сам делал, дом как игрушечка, сейчас пора б вторым этажом заняться — ребята подросли, и надо им по комнате каждому, а какие затейливые ворота, а что за чудо-флюгеры на крыше! Даже пёс Байкал в рубленой будке живёт. Всё сделано с душой, потому жилище получилось очень уютным. Три года как сюда перебрались. Говорят, переезд подобен пожару, но Яковлевы этого не почувствовали, легко и плавно переселились. Словно всегда здесь обитали.

Многочисленные гости отмечают: в Горнешно сильно чувствуется, что тут именно ЖИВУТ люди. С другой стороны, отрадно — это всё же деревенька, неизуродованное цивилизацией тихое милое место, не то что дачные посёлки в пригородах мегаполисов с бетонными дорожками и однотипными безликими домиками.

Маленькие перемены — к лучшему — уже заметны. Деревня стала трезвее. Церковь восстанавливается. На кладбище идеальный порядок наведён. Народ по чуть-чуть прибывает — кто-то возвращается, кто-то покупает участки, чтобы строиться. Условия, конечно, не сахарные, потому те, кто остаётся, эти люди — штучный товар.

Где двое — там и третий
Супруги познакомились почти в 30‑летнем возрасте. А вот что в детстве рядом где-то бегали — не помнят, хотя, вроде, в летние каникулы должны были пересекаться.

Все трое детей у них — приёмные. Когда стало ясно, что Бог не даёт им возможности стать родителями, пришли к тому, что большой разницы между родными и приёмными нет. Сразу хотели двоих, так как общения в деревне маловато. И вот в 2006 году появились в Горнешно малыши — Коля, которого взяли в доме ребёнка в Боровичах, и Ириша, её прямо из больницы забрали. Полгода разницы у ребят. Меж собой живут очень дружно, не разлей вода.

Четыре километра — всё-таки далековато до детского сада, поэтому Татьяна, благо она по профессии воспитатель, занималась с детьми сама. В 2010 году, когда позади был переезд, жизнь обустроилась, подумали, что можно взять и третьего. Так появился в семье полуторагодовалый Ромушка. В современной деревенской жизни не хватает общинного духа, который был так силён раньше. Вот и стали Яковлевы создавать свою, семейную общину, хотя Таня никогда не думала о большой семье. Кстати, несмотря на отсутствие общинности, каждый житель счёл нужным зайти, познакомиться с детишками, принести подарок. Старшие, принявшие малыша с радостью, наблюдали, как мама ухаживает за ним, помогали по мере сил. А пока оформлялись документы, детям покоя не было: «Ну, когда уже возьмём Рому?». Родители отвечали: «Когда разрешат». «Почему разрешат? Он же наш?», — удивлялись Ира с Колей.

Помощники растут. Дочка от Татьяны не отходит: «Мама, что нужно делать?». Дрова вместе носят, как муравьишки, втроём: Рома готов что угодно повторять за братом и сестрой, всё как они делать. Раньше по полешку таскал, сейчас пытается и по два. Любят сообща делать винегреты-салаты. Ухаживают за курочками — это постоянно возобновляющееся «стадо», по 2–3 раза в год цыплята выводятся. По осени появилась гусыня, надо и ей друзей, весной будут думать и о гусях. Папа для скотины новый двор строит.

Коля, кстати, обожает животных! Когда брали рыжего кота Кешу, тот был дикий, прятался, еле поймали, так Коляша его с рук не спускал, пока не приручил. Теперь кот только с ним и спит. Хочет Николай свою собаку теперь — Байкал-то папин, охотничий. Хотя Виктор больше предпочитает «тихую охоту»: ни одна женщина не догонит, коли он ягоды брать начнёт. Ребят с собой брали с малых лет — за черникой ещё на плечах носили. Нынешней осенью впервые отправились вместе за клюквой. Так всех удивил Коля, который набрал почти 5 литров. Сидел сосредоточенный, ни с кем не разговаривал, не отвлекался, что было даже очень странно при его обычной непоседливости. И грибы собирать мастер. Как-то незнакомым людям показывали с отцом грибные места. Те только посмеивались: «После этого парня собирать нечего»… Маленький да шустрый, под всеми ёлками пробежал.

За разговорами время летело быстро. Вот и старшие с папой приехали из школы — ходят в первый класс к Алле Владимировне Шовак. Детей мало, всё начальное звено в одном классе помещается. А первоклассников трое.

Моя поездка в Горнешно пришлась на 25 января — Татьянин день, так вот не с пустыми руками явились ребята к маме — подарили букет хризантем.

Если Коля «животнолюб», то Ируська (кстати, очень внешне похожая на мать!) — маленькая художница, хорошо чувствует и передаёт и цвет, и форму. Показала мне свои работы. Вазу под подаренные цветы — сама расписывала. Футболку — любимая, потому что тоже разукрашена своими руками: солнышко, цветочки, весёленькая такая картинка.

Летняя «коммуна»
Летом Горнешно заметно оживает — не только за счёт дачников, но и чаяниями Яковлевых — тут разворачивается настоящий лагерь в несколько смен. Начиналось всё с подруг с детьми, дальше — больше, завязалось сотрудничество с одной из частных школ Питера, те стали ребят с педагогами «командировать» в деревню, теперь круг ещё больше расширился: уже едут друзья друзей, и теперь не только летом, но и в мае или сентябре могут нагрянуть. Группы примерно по 15 человек. Раньше Татьяна сама готовила на всю ораву, сейчас приезжают и другие родители, учителя помогают. Гостевой дом с двухъярусными кроватями — это тот самый бывший дедов. Большой стол на улице, всем хватает места.

Городские ребятишки недополучают общения с природой. Тут они этот пробел восполняют. Ведь главное не просто приехать отдохнуть, как считает моя героиня, нужно и ощутить связь с этим местом, чтобы от их присутствия что-то здесь улучшалось. В огороде гости работают, за ягодами-грибами в лес ходят, в субботниках по расчистке церкви и кладбища участвуют, что-то ещё стараются для деревни сделать: мосточки починить, наглядную агитацию соорудить — вон и на въезде красуется указатель «Горнешно» — они постарались. И «культурную нотку» вносят в сельский быт: устраивают концерты, спектакли, праздники народного календаря. Дать детям переживание, ощущение большой семьи — это ж тоже важно. Совместные уборки в доме, дежурства по кухне, на стол накрыть — мало ли дел находится для приезжих.

Не наследи после себя. Если что-то любишь — ухаживай за ним, береги! Этим прописным, вроде, истинам супруги Яковлевы учат и своих детишек. Недавно Коля снова удивил. По телевизору показывали митинги, погромы, агрессивную молодёжь, скандирующую: «Это наш город!». Сын смотрел-смотрел да и говорит: «Это ваш город? Так берегите его!».
Спрашиваю Татьяну, не жалеет ли, что вернулась к корням?

Нет, говорит, нисколько. Бабушка в Питере, раньше неохотно ездила сюда, а нынче собирается пораньше весной, огородик поделать. Ну, и им есть куда в большой город податься. В океанариуме были не так давно. Колю акулы поразили: страшно, когда со всех сторон они, так и кажется, что сейчас бросятся. А вот маме его запомнились скаты — «парят» в воде, как необычные роскошные птицы.

Любовь и нежность в каждом взгляде
Есть в сельском житье-бытье свои плюсы и минусы. Чтобы детей в школу и сад возить, пришлось купить машину — раньше на велосипедах ездили, зимой — на лыжах напрямки, а теперь надо в любую погоду и каждый день. Магазины в Грядах хорошие. А вот централизация немного огорчает. Учителя, врачи, священники — всё должно быть своим, «домашним». Иногда, чтоб с доктором проконсультироваться, целый день потратить надо. Или вот ещё. Вроде, благоустройство: вода в доме, но чтоб починить стиральную машину-автомат, надо её в Новгород везти. Конечно, мелочи. Перед мягкой прозрачной водой шикарного озера, что в двух шагах, перед чистым воздухом, бессуетностью и покоем они меркнут.

— Недавно рассуждали с подругой. Почему раньше можно было спокойно отпустить гулять детей? Потому что взрослые чувствовали ответственность за своих и за чужих — могли вступиться или сделать замечание. А теперь позиция: моё дело — сторона, каждый сам за себя. Зато в деревне на улицу выпустить ребят не страшно: соседи краем глаза видят их, и если что, придут на помощь, — делится Татьяна.

А неугомонные Яковлевы-младшие тащат уже свои многочисленные фотоальбомы. Чуть не каждый шаг запечатлён. Путешествия: экскурсия по Волхову, Витославлицы, поход в Гладь, поездка на святой источник в Любытинском районе; лыжные прогулки (папина школа, Ира с Колей легко обгоняют и четвероклассников); огромный снежный дом, выстроенный в щедрую прошлую зиму: у каждого своя норка, и длинный общий переход; праздники: колядки, Иван Купала; Новый год: мама-Снегурочка, Коляша-Волк, так и не увиденный мной Зайка-Ромка — очаровательный малыш! Как всё-таки ощущается в этом доме любовь и нежность к детям, сквозящая в каждом слове, взгляде папы и мамы… Да и знакомые их признались мне: КАК Виктор может говорить о своих маленьких сокровищах! Заслушаешься. Просто удивительные люди.

Вышли из дома вместе: первоклашки торопились к дяде Валере на занятия… английским языком! Оказывается, питерская семья, эмигрировавшая когда-то в Израиль, вернулась из Земли Обетованной и намерена тут обосноваться, а пока дачниками живут. Глава семьи профессиональный переводчик — грех такой благой возможностью не воспользоваться.


Фото автора

Автор: Ольга МАСЛОВА Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить