Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«Мы ничего не придумываем»

11 : 55    |    07.04.2017

«Мария Андреевна, напоминаю, что подошло время планового обследования. Вы записаны в кабинет функциональной диагностики 25-го в 14 часов, на приём к кардиологу – 27-го в 11.30. Удобно ли Вам посетить поликлинику в указанное время?»
Можно отдать голову на отсечение, что никто из рядовых пациентов ни разу в жизни не доставал из почтового ящика такого письма. Никто не получал ничего подобного и по электронной почте. Пока. В недалёком будущем это может стать деталью повседневной жизни любого человека. Во всяком случае, движение в этом направлении наметилось.
В ближайшее время по инициативе Минздрава РФ на портале государственных услуг каждому гражданину будет создана возможность завести личный кабинет «Моё здоровье», через который пациенты смогут записываться к врачу, вызывать врача на дом, получать доступ к собственным медицинским документам, оценивать уровень оказания услуг и многое другое.
Рабочие места врачей будут подсоединены к единой информационной системе, что позволит освободить не менее 30% времени врача для общения с пациентами. Система обеспечит медикам неограниченный доступ ко всем информационным базам, к возможности телевизионных консультаций с любыми медицинскими центрами страны.

Главврач ЦРБ Вадим ЛАДЯГИН:
«Мы ничего не придумываем»

О перспективе завести электронный личный кабинет «Моё здоровье» заговорили в начале этого года. Нельзя сказать, что тема вызвала большой интерес у жителей. Первая мысль: «Мне-то он зачем?». Действительно – зачем, как и почему?

– В январе, сообщив, что в России создаются личные кабинеты «Моё здоровье», вы, Вадим Юрьевич, всё внимание сосредоточили на том, что маловишерцам сейчас нужно привести в порядок свои уже существующие медицинские документы.
– Обратите внимание на само название кабинета – ЛИЧНЫЙ, то есть то, о чём каждый человек должен побеспокоиться сам. Надо обязательно прийти самому в поликлинику и проверить, где бумажная карточка, оформлена ли на вас электронная карта, все ли данные в ней правильные.

Электронная карта пациента и станет в дальнейшем основой кабинета «Моё здоровье». И тогда любой человек, сидя дома за компьютером, сможет зайти на свою страничку и увидеть на ней всё о своём здоровье вплоть до последней записи врача. Далее с помощью электронной подписи пациент сможет передавать, подписывать и получать нужные документы.

Пациент увидит, когда ему надлежит пройти диспансеризацию, какие кабинеты он должен посетить в соответствии со своим возрастом и состоянием здоровья, отражённом в электронной карте. Выросшие в нашей стране люди привыкли не обращаться к медикам до тех пор, пока ноги носят, а потом жаловаться, что врачи – не боги. В развитом обществе давно все понимают, что нельзя всерьёз строить планы, растить детей, не заботясь о собственном здоровье. Диспансеризация – такая же обычная практика, как поход в парикмахерскую или в магазин за обновкой. Однако регулярное пополнение информации о собственном организме куда важнее заботы о внешнем виде.

– Эх, если б все об этом помнили!
– У нас люди в основном всё-таки законопослушные, но не законознающие. 323-й федеральный закон написан ещё в 1991 году, но к нему, похоже, до сих пор никто и не притрагивался, хотя звучит он так: «Об основах охраны здоровья граждан». И написан-то закон не столько для медиков, сколько для тех самых граждан. Но пациент в 99 случаях из ста уверен, что ему должны то-то и то-то. Когда же его спрашивают, знает ли он, что должен сам, то страсти только накаляются.

– Ну, правильно, законов много, наверняка даже профессиональные юристы все их не знают.
– Я считаю, что этот закон – из самых главных для гражданина. Если он его правильно прочитает, то поймёт, чем он может пользоваться по государственным гарантиям. Пример? Пожалуйста. Вот у меня жалоба на столе. Человек по направлению нашего врача едет на консультацию в областную больницу, но по пути решает зайти к платному доктору. Тот его принимает, пишет целую простыню назначений с припиской: рекомендуется лечение в стационаре. Пациент с этой бумагой возвращается в Вишеру, требует, чтобы его госпитализировали, и возмущается, когда ему отказывают.

Мы пытаемся объяснить, что у больницы есть лицензия на оказание поликлинической, а не стационарной помощи по этому профилю, и что в государственный профильный стационар в Новгороде по рекомендации платного специалиста пациента не примут. Такая консультация не является обязательной к исполнению. По закону об охране здоровья за всё отвечает только лечащий врач! Если он считает госпитализацию необходимой, то перенаправит больного в областной стационар. Но пациент ничего слышать не хочет, пишет жалобу, как ему кажется – обоснованную. И получает из любого проверяющего органа обоснованный ответ: «Согласно федеральному закону №323...».

Я к чему привёл этот пример? Знание прав и обязанностей бережёт нервы и время, как пациентов, так и медицинских работников.

– Вадим Юрьевич, не покидает ощущение, что мы пытаемся бежать впереди паровоза. Чтобы работать на портале государственных услуг, надо как минимум иметь компьютер, выход в Интернет и какие-то навыки работы в нём. Не уверена, что это сегодня доступно всем жителям нашего района.
– Меня тоже больше всего беспокоят старики. Если посмотреть на состав населения района, то обнаружится явный перевес в сторону среднего, пожилого и старческого возраста. За детишек и молодёжь не переживаю: они залезут куда угодно и найдут, что угодно. Всё, что зависит от медицины, мы, конечно, сделаем, но надо, в первую очередь, как-то активизировать самих людей. Надо, чтобы не оставалась в стороне социальная служба. Знаю, что в местном техникуме время от времени проходят курсы компьютерной грамотности для пенсионеров. Надеюсь, что работе на портале государственных услуг там учат.

Но когда-то из дремучего леса вылезать всё-таки надо. К тому же создание этой системы позволит не терять медицинских работников, которых мы просто затерроризировали. Не зря же на последнем Госсовете президент сказал министру здравоохранения, что хватит уже формальных отчётов, которыми задавлены медучреждения. У нас из больницы три врача ушли, не выдержав месива документов. Люди хотят работать, но они уже замучены «критериальными оценками», «удовлетворённостью населения» и прочим.

– К слову, об удовлетворённости. Приходит в редакцию женщина. Я, говорит, сегодня в сумасшедшем доме побывала. Пришла в поликлинику записаться к врачу. А мне в ответ: «Записываем только по телефону или через Интернет». Пришлось позвонить, стоя у окошечка напротив регистратора.
– Абсурд не исключается. Но уверяю вас, что никто из руководства такой команды не давал. И почему пациентка не обратилась сразу же к старшему регистратору, к заведующей поликлиникой, к моему заместителю Алле Карлиной, которая отвечает за работу регистратуры, или ко мне? Мы бы тут же, на месте, во всём разобрались. Для этого всегда нужно выслушать обе стороны конфликта.

Да, нельзя доводить ситуацию до абсурда, когда человеку с сердцем плохо и есть кардиолог. Но надо знать закон и подчиняться ему, когда пациенту говорят, что прежде чем добиваться приёма узким специалистом, он должен посетить участкового врача или терапевта поликлиники.

Сейчас, извините за грубое слово, мы ещё жируем. Но уже с этого года пошла тенденция к сокращению числа узких специалистов в больницах первого уровня. Институты уже выпускают врачей общей практики-терапевтов и врачей общей практики-педиатров. Для того чтобы в районных больницах сохранить узких специалистов, надо приложить массу всевозможных усилий, в том числе доказать, что мы имеем право на кардиолога, невролога, офтальмолога. Узкие специальности уже стали забирать на уровень области.

Почему я сказал, что мы сейчас ещё «жируем»? Потому что у нас пока есть лицензии на оказание помощи по этим специальностям, есть хорошие условия для работы. Но населению психологически надо готовить себя к тому, что уже лет через пять врач общей практики будет всем сразу: и терапевтом, и кардиологом, и окулистом, и дерматологом, и кем угодно ещё.

Среди наших жителей бытует убеждение, что такие порядки только в нашей больнице. Ничего подобного. Решения о реформе медицинского обслуживания приняты на федеральном уровне. Процесс уже идёт: вот тут у меня лежат приказы, положения, постановления. Мы подводим итоги работы ежемесячно. Картина называется «А где пациент?». Говорите, что Интернет кишит недовольством: «Не попасть, не пробиться?». А вот объективные данные: невролог – 25 процентов, окулист – 60 процентов приёма. Терапевты – 48 процентов. В Бурге 25 процентов явки. На что тогда кормить врачей и содержать больницу? Да, сегодня система устроена так, что медицинским учреждениям платят только за пролеченных пациентов. Как чиновник я обязан действовать по закону.

– Где же выход, Вадим Юрьевич?
– Очень хотелось бы, чтобы наше население поняло: если мы хотим, чтобы здесь что-то было, надо действовать вместе. Возвратимся к электронной карте. Давайте на первом этапе проведём всевишерскую медицинскую регистрацию.

– Тогда ещё раз, по пунктам, для каждой конкретной Марии Андреевны, предположим, 65 лет от роду.
– Первым делом Мария Андреевна идёт в регистратуру поликлиники с документами. У неё обязательно потребуют паспорт, полис, СНИЛС. Дело в том, что кто-то в 45 лет паспорт поменял, кто-то поменял фамилию или адрес. Кто-то ушёл с работы, от кого-то работа ушла, кто-то вышел на пенсию, и медицинский полис перестрахован в другой компании. Даже когда электронная карта заведена, её нужно обновить, иначе из системы она выпадает. Если Мария Андреевна сделает хотя бы это – она уже на пути к личному кабинету.

А потом наша Мария Андреевна, если она хочет быть здоровой и жить долго, должна спросить: «А что мне, детушки, положено пройти для моего возраста?», ведь электронная карта должна быть наполнена конкретной информацией, причём свежей. Ей скажут, что она давно не делала анализ крови, что она забыла про флюорографию и не знает, что нужно сделать УЗИ молочных желёз. И скажут это в доврачебном кабинете, который у нас уже действует. Там очень опытный работник – Ольга Баранова, она подскажет, когда и куда лучше обратиться, и даже запишет на приём, если нужно.

Сделала Мария Андреевна анализы, теперь можно пойти к своему терапевту и спросить, соответствует ли её состояние возрастной норме. Если всё хорошо, то хорошо. Если надо продолжить обследование или лечить, – получите направление.

К 2019 году по постановлению правительства примерно половина жителей страны должна будет иметь личный кабинет «Моё здоровье». Уже сегодня каждому человеку следует задуматься, что он сам сделал, чтобы в дальнейшем иметь возможность контролировать своё здоровье в режиме социальной сети. Но собеседниками в ней будете только вы и ваш доктор.

Накануне Всемирного дня здоровья с кандидатом медицинских наук Ладягиным разговаривала
Валентина БАЗАНОВА
Фото автора

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить