Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Без прикрас

11 : 37    |    28.10.2016
Монолог главврача. Наболело

ТРАДИЦИОННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ, приуроченные к отмечающемуся в октябре Дню пожилого человека, в нашем районе завершились встречей «за круглым столом». На самом деле стол оказался прямоугольным, но гораздо важней, что стоит он в конференц-зале ЦРБ, куда организаторы пригласили членов Совета ветеранов, Общества инвалидов, многодетных матерей, представителей общественности, чтобы они смогли напрямую обсудить с руководством больницы вопросы, которые касаются каждого человека без исключения.

Организатором встречи выступил комитет по социальным вопросам администрации района. Заранее был составлен список вопросов, но только ими собравшиеся не ограничились – разговор продолжался более двух часов. «МВ» постарается как можно подробней изложить его суть в силу того, что большинство из нас плохо представляет, как сегодня устроена система здравоохранения и что от неё можно требовать.

Не больше, не меньше

Главный врач ЦРБ Вадим ЛАДЯГИН первым делом извинился за небольшое опоздание:

– Рабочий день, а я ещё и с ночи. Больница – это уровень работы полиции или пожарной службы, мы круглыми сутками на посту и делаем всё для того, чтобы оказать помощь нашим жителям в тех пределах, которые мы и обеспечиваем на сегодняшний день. Самый главный документ, которым медики обязаны руководствоваться, называется «Территориальная программа оказания бесплатной медицинской помощи». Он в каждой области и районе свой. И денежки на медобслуживание выделяются строго по душевому нормативу: исходя из числа жителей, статистически зарегистрированных на территории района.

Если у нас с каждым годом жителей становится меньше, то и денег – тоже. Сейчас в районе числится 16104 человека. 105-му, 106-му и так далее оказывать бесплатную помощь мы не обязаны до тех пор, пока не установим конкретный источник финансирования конкретно для него. Это не праздный вопрос: в районе живёт достаточно много людей, которые постоянно зарегистрированы в Петербурге или Новгороде. С такими же проблемами сталкиваются и маловишерцы, живущие в других городах. Социальный статус (пенсионер, ветеран, ребёнок) при этом значения не имеет.

Второй документ, который рекомендую всем изучить (вместо «одна баба сказала»), – постановление правительства Новгородской области №235 «О внесении изменения в Территориальную программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в 2015 и на плановый период 2016-2017 годов». В этом постановлении расписано всё – и для медработников, и для пациентов. Вот, например, в 2016 году запланировано 0,318 вызова скорой помощи на одно застрахованное лицо; посещение центров здоровья – 2,95 на каждого жителя. Точно так же расписаны госпитализация в связи с заболеванием, посещения дневного стационара и всё остальное. За большее нам не платят, и за меньшее – тоже. Наказание – штрафы. В мае с ГОБУЗ «Маловишерская ЦРБ» сняли сразу восемь с половиной миллионов рублей при годовом бюджете больницы 89 миллионов.

Мы, естественно, ездим, воюем, пытаемся что-то доказывать, обращаемся в третейские суды. Страхование для лечебных учреждений никогда не было бесплатным при гарантии оказания бесплатной помощи пациентам. Бьют нас деньгами, ведь страховым компаниям тоже надо на что-то жить, содержать свой персонал. Такова страховая система в стране. В медицинской среде мнение однозначное: мы не видим никакого смысла в данном страховании, так как оно никому не приносит удобств. Сегодня ЦРБ имеет 18,5 миллиона рублей долгов и еле-еле набирает на заработную плату. Скажете, руководитель таков? Нет уж, извините! Мы пережили три проверки, с нами работают и ФСБ, и ОБЭП, и прокуратура. Ничего противозаконного не находят. К сожалению, такова система, таков тариф, такова стоимость нашей жизни.

Держимся

Мы делаем всё, чтобы районная медицина держалась, чтобы у нас работали специалисты. И они работают. Денно и нощно. Вот сегодня (14 октября – В.Б.) за ночь принято четверо больных на госпитализацию и обслужена куча разных людей (по большей части, пьяных) амбулаторно. На осмотр были вызваны терапевт, невролог и педиатр. А утром они к восьми часам уже были в поликлинике на работе.

Достаточно ли у нас специалистов? Вы будете удивлены, но – достаточно. Исходя из существующего на сегодняшний день федерального норматива, по которому один специалист должен приходиться на определённое число граждан. И поэтому, когда мне задают вопрос, где у нас ЛОР, невролог или психиатр, приходится отвечать: «Не положено!». Один психиатр, например, по нормативу, должен обслуживать 50 тысяч жителей. Реформа здравоохранения ведёт к тому, чтобы создавались так называемые врачебные районы. Предположим, в районе осталось бы пять терапевтов и два педиатра, а все узкие специалисты – в Новгороде. Один местный товарищ написал жалобу в министерство: вот, мол, они чего-то в Вишере придумывают. Ничего мы не придумываем! Вот нормативы, от них – ни шагу.

Что касается кадрового состава. Летом было очень тяжело: работали всего два терапевта. Сейчас их уже четыре, и ожидаем ещё. Но из этих четырёх трое – пенсионеры. В вузах учатся по нашему направлению вишерские ребята. К сожалению, за последние семь лет мы ждали четырёх специалистов, но вернулся только один. Остальные девушки устраивают свою жизнь в Петербурге и Новгороде.

Выровнялась (не сглазить бы!) ситуация с педиатрами. Если раньше всё держалось на одном Михаиле Ивановиче Макаре, то сейчас у нас появилось два прекрасных молодых педиатра. Мы это сразу почувствовали, как и родители. Настоящая беда у нас с фельдшерами – не затащить! В деревенских ФАПах осталось их только два, обе пенсионерки, которых я каждый день упрашиваю не бросать пациентов. Правда, их мы сейчас всё-таки обеспечили удобоваримым транспортом.

Из-за отсутствия фельдшеров складывается непростая ситуация на скорой помощи. У нас сейчас работают фактически полторы бригады вместо двух положенных и ещё поддежуривает человек, смена которого кончилась, и он, вроде, дома, но – на телефоне. Если возникает экстренная ситуация, его сразу же вызывают.

С медицинскими сёстрами стало лучше. Подготовка их в техникуме сыграла свою роль, хотя из прошлогоднего выпуска остались работать в городе только семь девушек. Остальные уехали в Питер.

Кто работает – тот не бедствует

Средняя зарплата медицинских сестёр в больнице соответствует средней заработной плате по Новгородской области и составляет сейчас около 21 тысячи рублей. Мы отстаём только по заработной плате санитарок (12000), не добирая порядка двух тысяч рублей. Врачебная зарплата в Вишере – копейка в копейку со средней по области – 34 тысячи рублей. Это подтверждено документально, ежеквартально мы отправляем в департамент реестры, в которых отчитываемся о зарплате персонала. Так что утверждение, что у нас недостаточно врачей, поскольку им мало платят, в корне неверно.

Естественно, есть недовольные, и есть слухи. Я говорю о средней зарплате. Но кто-то берёт одну смену и получает МРОТ– 7800. А кто-то день отработал, взял ночное дежурство и поддежурство – у него зарплата совсем другая. Только за рабочий день продолжительностью 7 часов 15 минут получить 34 тысячи нельзя. Я не скрываю: у нас есть врачи, которые получают 12 тысяч. Это их право.

«Скорая» – не совсем то, что мы думаем

Первая и самая главная информация: в ЦРБ, наконец-то, появляется служба неотложной помощи. Есть очень опытный и ответственный фельдшер Ольга Викторовна Кириченко. Мы ей готовим отдельный кабинет, тянем отдельную телефонную линию. «Неотложка» пока заработает именно в таком виде, чтобы снять нагрузку со скорой помощи. Министерство здравоохранения требует, чтобы эти виды медицинской помощи были разграничены. Какая бригада нужна в каждом конкретном случае, устанавливает диспетчер, которому вы звоните.

«У меня давление, «скорая» не приехала, пришлось брать такси и самому ехать в приёмный покой». И что в этом такого? В приёмном покое больницы круглосуточно дежурит врач. Он вас осмотрит, сделает, если надо, ЭКГ, уколы, даст рекомендации. По сути, выполнит функции неотложной помощи. Её оказывают, когда угрозы для жизни нет. Медицинский работник может прийти к пациенту домой, а может оказать ему помощь без всяких записей в своём кабинете при поликлинике. Если вам диспетчер скорой помощи сообщает, что бригада на выезде, я вас очень прошу: приезжайте в приёмный покой, и помощь вам будет оказана незамедлительно. Это не мы придумали, это общемировая практика.

Не надо налегать на «скорую». Она действует только в случаях, представляющих опасность для жизни: ДТП, острый коронарный синдром и инфаркт миокарда, инсульты, тяжёлые травмы, огнестрельные ранения, потеря сознания, нарушение дыхания, термический ожог. Подъёмы давления, гипертонические кризы и традиционное «что-то мне плохо» основанием для вызова кареты скорой помощи не являются, как и температура до 39° при нормальном самочувствии, кашель, похмелье.

На селе у нас сейчас, как я уже говорил, три фельдшера, терапевт, регулярно приём детей ведёт педиатр, работает стоматолог. Медицинские работники располагают транспортом. Если кому-то маловато информации о часах приёма, исправим. Принимается и замечание о том, что жителям села надо бы назначать часы приёма с учётом работы общественного транспорта. Подумаем, как это лучше осуществить.
***
Завершая встречу, Вадим Ладягин отметил, что разговор был полезен для него, его коллег и наверняка для пациентов тоже. Он предложил проводить такие «круглые столы» каждый квартал, чтобы лучше понимать друг друга.

В работе «круглого стола» участвовала
Валентина БАЗАНОВА
Фото автора

В следующем номере вы найдёте ответы
на самые острые вопросы участников этой встречи

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить