Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Тест совести: пропавшие без вести

15 : 52    |    04.11.2011

Поиск — это не только полевые экспедиции и раскопки на местах боевых действий. Это ещё и кропотливая работа с документами в государственных и частных архивах, краеведческих музеях и военных комиссариатах. Это и опрос местного населения, ветеранов войны, открытие новых, ранее неизвестных страниц истории Великой Отечественной и, конечно же, патриотическое воспитание.
И исследовательская работа с именами бойцов, указанных на братских могилах, воинских захоронениях.
А была ли в районе война?
В течение восьми лет занимался я работой по составлению списка погибших и пропавших без вести в период войны в Маловишерском районе. В итоге получились довольно неожиданные результаты. Хотя для кого неожиданные?! Когда начал работу, догадывался, что расхождение в численности погибших в районе будет больше, чем по официальным данным, по данным местных властей и военкомата, но не думал, что оно будет почти ДВУКРАТНЫМ. А ещё сформировался большой по объёму список бойцов, которых зачислили в разряд ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ…
Часто слышал от местных жителей, что в городе и районе «войны-то и не было», «приехали немцы, постреляли и уехали», «а некоторые немцы были хорошими, даже шоколадки давали и местных лечили», или в таком же духе — «да я бы сейчас немецкое пиво пил и закусывал немецкими сосисками, если бы проиграли войну», и т. д., и т. п.
В общем, чаще всего из этих «интересных рассказов» очевидцев или в пересказах тех, кто ссылался на очевидцев, получалось, что и войны «особо» в наших краях не было, и потери человеческие были минимальные.
Но на деле оказалось всё не так, совсем не так.
Имена высечены
на плитах, но…

Ровно восемь лет тому назад в военном комиссариате Маловишерского района мне удалось получить список погибших и похороненных в нашем районе за период Великой Отечественной войны. В этот список были включены погибшие за период боевых действий в районе в 1941 году и последующие годы, с 1942‑го и по 1944‑й. 2947 погибших и похороненных бойцов, защищавших и освобождавших город и район, лётчиков, летавших в маловишерском небе, воинов 2‑й Ударной армии, которые скончались в госпиталях и медсанбатах, и даже бойцов, участвовавших в операции по освобождению Новгорода.
Почему занялся проверкой и уточнением этого списка, зачем стал перепроверять то, что уже записано в государственных архивах, ведь имена погибших высечены на плитах и обелисках?
Потому что при работе со списком часто сталкивался с серьёзными проблемами. Некоторые сведения о бойцах повторялись, их фамилии, имена и отчества часто были указаны неправильно, остались неизвестными год их рождения, воинские звания, места рождения и призыва, причины и точные места гибели… Некоторые из бойцов, чьи имена выбиты на плитах, на кого были получены похоронки, в действительности остались живы, а некоторые из них здравствуют и поныне.
Примеров — масса
Вот небольшой пример. В братской могиле пос. Большая Вишера числится перезахороненным из д. Луга Боговский (Баговский) Леонид Тюдорович, 1902 года рождения, кадровый военный, лейтенант — старший адъютант 949 стрелкового полка 259 стрелковой дивизии 52 армии, домашний адрес: Украина, Винницкая область, г. Могилёв‑Подольский, погиб 06.12.1941 у д. Луга. Некоторыми документами Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ) действительно подтверждается факт его гибели — ЦАМО РФ 58 818883 419, ЦАМО РФ 33 11458 29, ЦАМО РФ 33 11458 21. Но согласно послевоенным документам ЦАМО РФ 33 563786 5, Боговский (Баговский) Леонид Тюдорович остался жив и был уволен в запас 01.12.1947 приказом Прикарпатского военного округа, состоял на учёте в Ужгородском РВК Закарпатской области.
Или другой пример. В братской могиле ст. Бурга числится перезахороненным со ст. Краснёнка Ермолаев (Ермолов) Фёдор Яковлевич, 1906 года рождения, призван Краснинским (Лебединским) РВК Орловской (Липецкой) области, красноармеец, 191 стрелковый полк 63 гвардейской стрелковой дивизии, домашний адрес: Орловская (Липецкая) область, Краснинский район, д. Дерновка, умер от ран 16 (22).02.1944 в 70 ОМСБ (отдельном медико-санитарном батальоне). Но по документам ЦАМО РФ 58 18002 229 было установлено, что фактически Ермолаев Ф. Я. умер и похоронен в пос. Краснёнка Кингисеппского р‑на Ленинградской области, то есть к нашему району никакого отношения не имеет.
Ещё пример. Берлянд (Берленд) Гершко (Егор) Срульевич (Средлевич, Семёнович), 1905 года рождения, призван Днепропетровским ГВК, Украинская ССР, г. Днепропетровск, рядовой-стрелок 259 стрелковой дивизии 52 армии, домашний адрес: Украинская ССР, Днепропетровская обл., г. Днепропетровск, ул. Далёкая, д. 2, кв. 4, пропал без вести 21.10.1941, его труп найден местными жителями 21.04.1942 у д. Луга и похоронен у д. Луга, акт захоронения от 21.04.1942. Вот так из-за неточностей в написании фамилии, имени и отчества в архиве имеется множество документов, по которым один и тот же человек числится и захороненным — ЦАМО РФ 58 818883 1061 (лист 147–148, 149–152), и пропавшим без вести — ЦАМО РФ 58 818883 419, ЦАМО РФ 58 818883 421, Книга памяти воинов‑евреев, павших в боях с нацизмом (том 7, стр. 91).
Аналогичный пример с Ланцман (Ланцкран, Лануман, Лакумак, Ланумак) Иохим (Иохин, Иохим, Нахим) Мардухович (Мордухович), 1896 года рождения, призван Омским ГВК, Омская обл., г. Омск, рядовой-стрелок, 200 стр. полк 59 армии, Сталинградская обл., Еланский р‑н, д. Терса (Щерса), ИГ 555, умер от ран 11.05.1942, похоронен в д. Луга, перезахоронен в пос. Большая Вишера Маловишерского р‑на Новгородской обл., ЦАМО 58 977525 321, ЦАМО 58 818883 1985, ЦАМО 58 А‑83627 1513, Книга памяти Волгоградской области (том 2, книга 10, стр. 121), Книга памяти воинов‑евреев, павших в боях с нацизмом (том 8, стр. 290). Пять вариантов написания фамилии, четыре — имени и три варианта — отчества.
Ошибка-судьба
При дальнейшем исследовании списка посыпались и другие интересные неточности и нестыковки.
А этот пример вообще из ряда образцово‑показательных. Попков (Папков, Панков) Семён Петрович, 1913 года рождения, призван в 1942 году Калачеевским РВК Воронежской обл., Калачеевский р‑н, рядовой–шофёр 59 армии, домашний адрес: Воронежская обл., Калачеевский р‑н, с. Манино, умер от ран 04.02.1942 в ППГ (подвижном полевом госпитале) № 2178, похоронен в пос. Большая Вишера, ЦАМО РФ 58 А‑83627 4029, ЦАМО РФ 58 977525 321, ЦАМО РФ 58 18004 734 (числится пропавшим без вести), Книга памяти Воронежской области, Калачеевский район (стр. 236). Из исследованных документов выходит, что бойца Попкова Семёна Петровича при поступлении в госпиталь зарегистрировали под правильной фамилией, похоронили же под фамилией Папков, а в 1952 году при составлении документов захоронений написали уже под фамилией Панков.
Вроде бы и ничего, ошибка, человеческий фактор, но ведь в братской могиле пос. Большая Вишера числятся вместо одного бойца — два, Попков и Панков, и уже даже нашлись родственники Панкова Семёна Петровича, проживающие в Москве, которые хотели приехать на могилку своего деда. Вот и пришлось им разъяснять и убеждать, что они в результате изучения сайта ОБД «Мемориал» нашли не своего Панкова С. П., а ошибочно записанного так Попкова.
Ещё раз подтверждается истина, что, исследуя историю войны, получаешь больше вопросов, чем ответов, и поэтому очень интересно возникшие вопросы разрешить, расставив всё по полочкам. Но ещё и потому, что почти ежедневно получаю запросы от родственников погибших и пропавших без вести.
Не разделяя на «наших»
и «не наших»

В 2009 году создан сайт Маловишерской поисковой группы «Память» (http://mwpoisk.narod.ru/), и за время его существования зарегистрировано более 38 тысяч посещений, на 4 с лишним полученных от родственников погибших запросов я ответил. Несмотря на то, что после окончания войны прошло уже почти семь десятков лет, люди до настоящего времени надеются и ищут своих родных.
Очень мне захотелось составить самый полный и правильный список погибших и пропавших без вести, не разделяя бойцов на погибших и пропавших. На «наших» и как бы «не наших»…
На бумаге эта фраза выглядит некрасиво, но ведь так оно и есть до настоящего времени: сама фраза «пропавший без вести» стала своеобразным индикатором, лакмусовой бумажкой, как я называю — «тестом совести», по которому можно сразу определить человека, выявить чёрствых и бездушных людей.
Часто можно услышать, что увековечивать нужно только погибших, а с пропавшими без вести не надо спешить, ведь неизвестно, где они были и за кого воевали. Вот так. Да уж, действительно не стоит спешить, прошло каких-то 66 лет после Победы. А судьба этих бойцов до настоящего времени неизвестна, или всё же известна, но не признана. Горько и грустно об этом говорить, но это факт.
Даже в официальных данных, в том числе и в статье «Сколько стоила Победа? Великая Отечественная война в цифрах» указано:
«… общие безвозвратные потери Красной (Советской) Армии составили 11 944 100 человек, в том числе погибло 6 885 000 человек, пропало без вести, пленено — 4 559 000. В общей сложности Советский Союз потерял (потери Красной Армии и гражданского населения) 26 600 000 граждан».
Вот так, опять через запятую объединили и связали судьбы и пропавших без вести, и попавших в плен. Не вычислив точную цифру пропавших и точную цифру пленных, а так — всех скопом, и опять в одну общую кучу…
Не спорю, какая-то часть пропавших без вести вполне могла оказаться в плену; некоторые оказывались живы и продолжали служить после ранений и госпиталей в других подразделениях; некоторых осуждали военные трибуналы к исключительной мере наказания (расстрелу) или к длительным срокам лишения свободы; некоторые не вернулись на Родину и т. д. Но тех, о чьих судьбах мы хоть что-то знаем (а остальные так и числятся пропавшими без вести)…

Фото из архива редакции
Продолжение следует

Командир Маловишерской
поисковой группы «Память»

Автор: Игорь НИКИТИН Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить