Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

И душа с душою говорит…

16 : 09    |    08.07.2011

Три года назад наш календарь официально пополнился праздником любви, семьи и верности. Не случайно 8 июля православная церковь вспоминает святых Петра и Февронию Муромских, почитаемых как покровителей семьи и брака.
Единожды начав
В наших краях мудрено сыскать человека, который бы не знал Александра Павловича и Надежду Алексеевну Смирновых. Они, конечно, о своих легендарных муромских предшественниках не ведали. Но с самого начала невольно выстраивали жизнь по тем же духовным лекалам. Впрочем, у каждого начало было своё…
Глава семьи родом из небольшой боровичской деревни. Младшенький пятилетний Саша больше всех радовался, когда, сверкая медалями, вернулся с фронта отец. Но через два года война добила контуженного бойца. На руках у матери осталось четверо детей. Послевоенные тяготы «загрузили» детскую память на всю жизнь. В школу топал за три версты, а  вот с обувкой худо было. Даже тетради доводилось ладить из обёрточной бумаги и газет. Труд зызмалу органично входил в жизнь. На колхозных полях теребили лён, собирали колоски. Заветная мечта у школьника была двукрылой. Пуще прочего хотелось стать врачом. И ещё учителем. Примечательно, что впоследствии провидение удовлетворило оба чаяния. Мама, Матрёна Васильевна, интеллигентная по природе, поощряла сыновьи устремления. Потому в 59‑м, окончив в Боровичах десятилетку, Александр подал документы по соседству — в медицинское училище. Это учебное заведение, возглавляемое светилом медицины Михаилом Ковалевским, славилось научным и практическим фундаментом далеко за пределами Новгородчины. Тогда и произошла заветная встреча, на всю жизнь скрепившая два любящих сердца.
Другое сердце билось в груди молоденькой студентки. Наденька была тремя годами младше, но уже успела поработать после курсов Красного Креста. Набирала стаж для поступления в мединститут, да в итоге подалась в Боровичи. Отправные вехи её судьбы тоже отмечены лишениями и невзгодами. Она была поздним ребёнком в семье из старого новгородского рода. Сестра старше её на двадцать лет. Отец, почётный железнодорожник, храбро воевал. Семья вернулась в Новгород сразу по изгнании немцев, в первых числах февраля 44‑го. Жили в сторожке при церкви Фёдора Стратилата, где тогда располагалось «Заготзерно». Потом уехали с отцом в длительную командировку, а когда в 47‑м вернулись, им дали комнату в только что построенном доме у вокзала. Вскоре умер отец, а когда Наде было тринадцать, ушла в лучший мир и мать. Школу она оканчивала, уже живя в семье сестры.
Уроки врачевания
Счастливая студенческая пора пронеслась, как один день. В 1962 году, получив дипломы фельд-
шеров, они сразу сыграли свадьбу. И тут же предстояло расстаться. Он отправился на военную службу в заполярную Кандалакшу, где был назначен фельдшером медпункта в структуре госпиталя окружного значения. А Надежда по первости выбрала работу в крестецкой деревне, хотя могла получить направление и «послаще». Но разлука — это явно не для них. Не прошло и года, как Надежда прибыла к месту службы любимого мужа. И, почитай, с той поры они больше надолго не расставались. Жили на съёмной квартире, практически сроднившись с её хозяйкой, незабвенной Серафимой Дементьевной. Она и дочурку Галю помогала нянчить. Рождение дочери стало поворотным событием. До сих пор гордится Александр Павлович, что первым её словом было «папа». Тогда, заслышав это, молодой папаша ринулся покупать дочери платье. Оно хранится в семье до сих пор…
Время шло. Молодая мама трудилась в детском комбинате на врачебной должности. А главу семейства как заместителя секретаря комитета комсомола и главу комиссии по соцсоревнованию товарищи по службе вскоре приняли в ряды КПСС. После демобилизации он остался работать фельдшером узловой больницы ст. Кандалакша. Его заслуженно считали медиком от Бога. Но, всё же, исполняя вторую заветную мечту, он поступил в Новгородский пединститут. Благо, в доме свояченицы его заведомо ждали, на сессиях не было нужды искать угол. В отпуск Смирновы тоже неизменно влеклись на Новгородчину, вдали от которой прожили 11 лет. На родину тянуло крепко. Кстати, с той поры ни один отпуск они не провели порознь. Ни один за, почитай, полвека.
Со школьного двора…
В 74‑м жизнь снова поменяла вектор. Получив диплом учителя русской словесности, бывалый фельдшер обратился в Новгород за направлением. Так судьба впервые свела его с батецкой землёй. С тогдашним руководителем районного образования Геннадием Михайловичем Марковым впоследствии стали добрыми друзьями и соседями. А начинать довелось в должности директора Косицкой школы. Потом Смирнов не раз скажет: «Мне всю жизнь везло на людей». Ещё в Косицком он утвердился в этой мысли, когда его тепло встретил и потом опекал старый учитель, заслуженный фронтовик Пётр Иванович Ильин. Его деятельную доброту Смирнов воспринял навсегда как путеводный нравственный пример. Три года косицкой школьной жизни он вспоминает с особым теплом. Пригодился и армейский опыт работы с людьми. Те же вопросы дисциплины отпали, потому что всяк был занят делом. Восемь школьных учебных и жилых зданий, два интерната требовали хозяйского глаза. Ремонт туалетов, покупка первых школьных столов взамен самодельных парт. По сотне кубов дров готовили на нужды школы и учителей. На лесоповал отправлялись к Теребоням. Потом с тем же Петром Ивановичем дотемна не отрывались от циркулярной пилы. Учителя с детьми кололи и складывали дрова. И никто никаких счетов не писывал. Достал он как-то грампластинку с записью комплекса физкультурных упражнений. И с тех пор каждый день в школе начинался с зарядки под музыку. На переменах ученики лакомились яблоками из школьного сада. А летом многие из ребят без лишних слов ремонтировали и красили помещения в школе. Они теперь сами главы семейств — Модниковы, Зингалёвы… Ну и, конечно, помогали совхозу «Воронино» картошку убирать. Местный бригадир Валентина Королькова нарадоваться на них не могла.
Властный императив
Через три года Смирнову предложили ответственный пост в райкоме КПСС. Он сходу отказался, уже не представляя себя без привычной школьной кутерьмы. Но в итоге в 74 году с головой впрягся в партийную работу. Именно впрягся, как умеет, наверное, только он один. Этот человек ничего не может делать без свойственной ему дотошности и скрупулёзности. Врождённая привычка всякую проблему пропускать через себя, с одной стороны помогала. Но, с другой, бесконечно психологически выматывала. Причём, даже документально-бумажной круговерти он умел придавать живой толк. Ведь даже заштатный доклад, если сделать его как следует, становится заметным явлением массовой работы. Подготовить отчёт на пленум, выступление на семинар, статью в газету, даже простую справку — на это он не жалел времени, привычно прихватывая ночи. Но живая работа в командировках, конечно, окрыляла больше, давая осведомлённость о происходящем «на земле». В райкоме сразу заметили его недюжинную организаторскую жилку, и потому не скупились на поручения по части работы с людьми. Это было беспроигрышно. Борясь за результат, Смирнов в силу воспитанности и деликатности никогда не позволял себе принизить или, не дай Бог, обидеть человека. Непримиримый в отстаивании коренных принципов, он всегда смягчался на житейском уровне, учитывая человеческие слабости и неизменно подмечая достоинства. Ответный людской посыл не замедливал сказаться. При этом, не экономя на сердечных затратах, секретарь райкома на корню разил ростки бюрократизма. Внося «человечинку» в организацию всякого дела, он так и не научился быть карьеристом. Даже в лучшем смысле этого слова. И по сей день ни за что не берётся без учёта нравственной стороны дела. Не должно быть стыдно перед людьми — это главный его житейский императив.
Всё было не зря
Молодым людям нынче даже невдомёк, какой объём работы проводился в те годы. По сути дела, мы теперь «добиваем» когда-то созданное. В многочисленных трудовых и общественных коллективах кипела работа. В 60–80‑е годы у нас сдавали за год от 70 до 100 квартир. Исполком привычно сотрудничал с областным УКСом, а Смирнов «решал вопросы» с новгородскими шефами. Это была действенная политика. Городские партнёры, например, здорово помогали в заготовке кормов. За счёт таких заводов, как «Квант» и арматурный в деревнях разными путями появлялись магазины, начальные школы, медпункты и детсады. Бывшему секретарю до сих пор не забыть трудные дни строительства «совхозных» трёхэтажек на ул. Советской. График тогда выдержали благодаря «филигранной» работе с подрядчиками. Диапазон «руководящего охвата» был нешуточен. Приходилось думать даже о создании любительских объединений. Вспомнить хотя бы хор РДК, ставший впоследствии народным…
Перестроечная ломка не отменяла ответственной руководящей работы. В 90‑м Смирнова избрали председателем районного совета депутатов, тремя годами позже — заместителем главы района. Курировал социальную сферу. Даже уйдя в 2000‑м на пенсию, он продолжал трудиться в отделе культуры директором организационно-методического центра.
На встречном движении
Но вернёмся к семейной теме. Надежда Алексеевна все эти годы была рядом, всецело разделяя мужнины заботы. Начинавшая в Кандалакше врачом в школе на 450 детей, продолжала службу в Батецкой ЦРБ клиническим лаборантом, пять лет трудилась в СЭС. У них замечательная дочь, счастливо перенявшая у родителей завидные черты их характера. Эти черты помогают ей в работе на ответственном посту начальника отдела Пенсионного Фонда. В следующем году исполнится двадцать лет их супружеству с Виктором Пальчиковым, который в силу своих бесспорных качеств успешно позиционируется в роли любимого зятя. Для Смирновых он сын, не меньше. Два поколения родни, живущих одной семьёй, теперь дружно радуются успехам поколения третьего. В лице сына и внука Александра, студента НовГУ. У пенсионеров, знамо дело, находится время для житейских пристрастий. В этом ряду — успешное огородничество и кулинарные утехи. Здесь вне конкуренции — бабушкины пироги. Таков в этом домашнем союзе лад, обусловленный незримой, но ощутимой идеей взаимного сбережения. Надежда Алексеевна доверительно призналась, что благодарна Богу за подаренную судьбу, в которой есть место любимым людям. Александр Павлович, вторя жене, считает, что жизнь не поскупилась на встречи с добрыми людьми, что и определило радость бытия. Позволю себе несколько не согласиться. Судьба ничего не дарит. И помогает только тем, кто щедр во встречном движении. Кому не совестно перед людьми.
Они вместе вот уже почти полвека. Им мудрено расстаться даже на короткое время. Как там было у Петра с Февронией? Пример, конечно, поучительный. Но, право, наши персонажи им не уступают…

Автор: Олег ЧЕРКАШИН Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить