Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Не хлебом единым

16 : 01    |    27.09.2013

Не совсем обычным по форме было задумано краеведческое мероприятие, состоявшееся на минувшей неделе в детской библиотеке.

«Духовная дегустация»
Собственно, участниками этого мероприятия стали отнюдь не дети, а люди гораздо более солидного возраста — культработники, члены клуба цветоводов и т.д.

Необычность же формы выражалась в том, что это было как бы кафе — да не простое, а краеведческое. С меню, состоявшим из оригинальных «блюд» с весьма нетривиальными названиями. Правда, вместо традиционной еды, предназначенной для утоления физического голода, была предложена пища духовная. То есть, не для желудка, а для ума и сердца.

В ипостаси «администратора кафе» выступила зав. отделом центральной библиотеки Светлана Щербакова, а роль «шеф-повара» взяла на себя библиотекарь-краевед Ольга Фролова.

Посетителям краеведческого кафе была предоставлена возможность «продегустировать» несколько «блюд». А именно — послушать рассказ ведущих, сопровождаемый демонстрацией слайдов и видеороликов.

«О, сколько нам открытий чудных готовит просвещения дух...»
Первое «блюдо» называлось «салат «Лесная лужайка». Гости мероприятия совершили виртуальное путешествие по красивейшим местам Батецкого района и познакомились с произрастающими там редкими растениями.

Возьмём для примера чудо-поляну у станции Мойка. Казалось бы, великое ли дело этот участок влажного луга между железной дорогой и грунтовкой, заросший по краям ивовым кустарником, одиночными берёзами и соснами. А ведь недаром эта поляна считается чудесной. Здесь можно найти не только безвременник осенний и осоку двурядную. Встречаются и редкие виды — бедренец большой, дрёма красная, бодяк приручейный, пальцекорник балтийский, незабудка дубравная. Что касается бодяка седого, то поляна у Мойки — единственное место его произрастания на всём Северо-Западе. Да и кровохлёбку лекарственную больше нигде в Новгородской области не найти.

По-своему уникален ландшафт у деревни Ивня. Только здесь есть так называемые альвары — можжевеловые пустоши и редколесье на известняках. Дело в том, что альвары можно встретить в странах Прибалтики и на Ижорском плато в Ленинградской области, но там они находятся в весьма угнетённом состоянии. А здесь — такая роскошь... Кроме того, ятрышник шлемоносный и венерин башмачок, занесённые в Красную Книгу России, в этом месте растут  изрядно. Рядом с пололепестником зелёным, проломником удлинённым, бессмертником песчаным и другими — всего 13 видов из Красной Книги Новгородской области.

Живописен пейзаж у деревни Новое Овсино в долине реки Луги. Редких растений здесь также хватает. В лесах можно встретить причудливые и ярко окрашенные цветы орхидей. Пусть более скромные, чем в оранжереях Европы, но не менее очаровательные. Только здесь на Новгородчине сохранились ятрышник обожжёный, сеслерия голубая и золототысячник красивый. И 14 видов растений, занесённых в Красную Книгу Новгородской области.

Под сенью русских дубрав
Следующим «блюдом», предложенным организаторами гостям, стала «солянка «Дубок». А именно — сюжет о Дубецком парке и его хранительнице Любови Вениаминовне Антоновой. Этой теме районная газета в разные годы посвятила множество публикаций, поэтому лишний раз вдаваться в подробности не станем.

С барского стола
Что и как ели в старину — в частности, в XVIII веке? Интересно? Тогда стоит почитать отрывок из воспоминаний Николая Назарьевича Муравьёва о жизни в усадьбе Малые Теребони. Этот раздел организаторы мероприятия придумали назвать «блюдо от шеф-повара «От нашего стола — вашему».

Всё-таки не зря Николай Назарьевич потратил столько времени на описание «затрапезных» вещей. Спустя столетия его рассказ представляет немалый интерес не столько с исторической, сколько с культурно-бытовой точки зрения. Он, не хуже фантастической машины времени, позволяет мысленно перенестись в ту эпоху, почувствовать её вкус и запах. Итак, читаем:

- Стол наш был самый простой и собственно из того, что природа нам жаловала. Стряпня делалась самоучною стряпухою Дарьею и состояла из похлёбок, щей, ухи, крупени; из киселей овсяных, холодных и горячих с медовой сытою и молоком; из каш: ячной, гречневой, зелёною ржаной; из зажаренных или паче запечённых мяс: поросят, овец, рыб; из яичниц, из белых пшеничных киселей на молоке, из печений с вареньями на меду. Питьё при этом состояло из простого кваса и в лакомство — редкость из пивного сусла. О кофе только слышали, а употребляли его из ячменя, даже и для гостей.

Чай употребляли каждый день, но с великой воздержанностью, невзирая на то, что хороший сахар рафинад продавался не дороже 23 копеек фунт.

Обыкновенно ставили на стол железный или деревянный поднос на голый стол с фаянсовым чайником и чашками без ручек. Перед каждым стояла железная сахарница, которая теперь и у меня хранится, с висячим замком, за которым в ней запирался и рубленый сахар, и чай, и сахарные щипчики, и чайные ложечки. Кипяток воды вносили с очага стряпущей (кухни) в медном закоптелом чайнике и у дверей комнаты становили на пол или на плетёнку из пеньки, чтобы не замарать пола. Оттуда служанка приносила этот кипяток воды для налива в фаянсовый чайник.

Чай все пили с прикускою сахара и остаток прикусываемого куска сахара клали поверх опрокинутой на блюдечко чашки. Нас, детей, призывали к чайному столу и тут давали нам по куску очень маленькому сахара и по чашке чая. И из этого кусочка у меня всегда оставалось довольно, чтоб полакомить несколько молодых прислужниц, которые всегда охотно со мной игрывали.

Я помню, как нам надобно было привыкать пить чай с лимоном или сливками и потом опять привыкать есть с чаем пшеничные печенья. Но хлеб с маслом при чае никогда не употребляли. Самоваров не знали. Ложки были серебряные: разливальные ковши, хлебальные и чайные.

Столовая посуда оловянная, для прочности, то есть и тарелки, и блюда, и чашки для похлёбки. Стаканы самого простого беловатого стекла, а ножи и вилки железные, в два рожка.

Каждый прибор имел салфетку, но прибор сам не переменялся во весь стол, который состоял обыкновенно из похлёбки, холодного, каши и жаркого; в праздник это дополнялось пирожным более или менее лакомым, но большей частью на меду.

В праздник вместо оловянной подавалась посуда серебряная, низкой пробы и никогда не чищенная, но только обмытая, чтоб не утратилось серебро. Ради этого последнего бережения и ножи, и вилки столовые не чистились. Но только обмывались, чтоб вступить в употребление при следующей смене кушанья.

А на десерт — стихи
В качестве заключительного блюда гостей попотчевали «коктейлем «Лира поэта». Это был рассказ об известном режиссёре и драматурге, уроженце деревни Косицкое Николае Алексеевиче Троянове, составленный из его стихов и воспоминаний. Несколько лет назад наша газета о нём писала. Не исключено, что когда-нибудь мы вернёмся к этой теме вновь.

Вдоволь насытившись пищей духовной, гости почаёвничали да разошлись. До новых встреч в литературном «кафе».

Фото автора

Автор: Андрей ЕВГЕНЬЕВ Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить