Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Наследники боевой славы богатырей русских

10 : 57    |    08.05.2013

Вот уже 68 лет минуло с тех пор, как майское небо над столицей нашей Родины Москвой взорвали яркие всполохи салюта Великой Победы.

Отблески тех праздничных огней озарили всю истерзанную войной огромную страну. В том числе и удалённый от мегаполисов Батецкий район. Нет, московский салют от нас было не видать. И всё же феерическое разноцветье его разрывов высветило лица наших земляков, в которых, как и в ликах всех советских людей, безмерное счастье долгожданной Победы безраздельно соседствовало с неизбывным горем страшных потерь, неизгладимыми бороздами совсем ещё свежих тяжких испытаний, лишений и невзгод.

Это была радость со слезами на глазах. Ведь едва ли не в каждом красном углу немногих уцелевших изб, рядом с иконами, а иногда и вместо них скорбно белели похоронки. А буквально за околицей сиротливо алели звёздочки братских могил, в которых покоились солдаты, так и не дошедшие до заветного Берлина, мечтавшие, но так и увидевшие салюта Победы…

Буквально пару десятков лет казалось — такое не забудется нико­гда. Уж что-что, а памятные даты сражений Великой Отечественной, имена Полководцев и Героев Советского Союза знал любой, даже заядлый двоечник-второгодник. Но — дожили… Многое — уже анахронизм для нынешних даже круглых отличников.

Любовь к родной земле не отпускает
Тем ценнее пример тех, кто к истории Великой Отечественной войны относится не формально, а как к чему-то живому, священному. Многократно приятнее, что среди этих людей немало жителей Батецкого района. Пожалуй, наши местные школьники по многим позициям легко «утрут нос» своим сверстникам-москвичам. И не только им. Ещё не улеглись потрясения от проводившихся накануне юбилея Сталинградской битвы теле­опросов молодых столичных жителей с высшим образованием, вы­явивших вопиющее невежество тамошнего «поколения младого».
Видимо, у жителей глубинки память крепче потому, что они никогда не отрывались от земли, не витали в эмпиреях усиленно прививаемого «вихрями враждебными» виртуального сознания. Выросшие в краях родных, навек любимых, с молоком матери впитавшие трепетное отношение к вековым заветам и непреходящим ценностям предков, уроженцы батецкой земли остаются таковыми, где бы они ни были.

Пример тому — наш земляк Алексей Белецкий-Огунь. Ныне он живёт в Челябинске, но в сердце его неугасима любовь к родной батецкой земле. В деревне Мелковичи он вырос. В некогда Передольской, а ныне школе деревни Новое Овсино получил основное общее образование. Мальчишкой оббегал окрестные поля и леса, наполненные эхом минувшей войны.

Человек непростого, беспокойного характера. Куда только ни кидала его судьба, какие только безбрежные дали ни пришлось исколесить, где только ни довелось поработать… В армии послужил. Гвардии старший лейтенант запаса, между прочим. Сейчас учится в академии госслужбы. Нынешним летом мечтает приехать в родной Батецкий район, чтобы организовать здесь поисковую экспедицию. Что-то вроде известной «Долины», буквально недавно будоражившей общественную совесть достойной искреннего уважения активностью в районе, но со временем потихоньку пригасшей.

Такая ситуация не по нраву Алексею Белецкому-Огуню. Советские солдаты, воевавшие ради нас, ныне живущих, не считались ни с чем, жизни положили во имя Родины. Какое право у нас, наследников их бессмертной славы, с прохладцей относиться к их памяти? Они для нас не жалели ничего, наш долг — сделать для них всё. Поклониться им до земли. Окружить любовью, заботой и вниманием ныне здравствующих ветеранов. Воздать должные почести тем, кто ушёл от нас в мир иной. И это — лишь ничтожная толика в счёт нашего не­оплатного долга перед ними.

А ещё Алексей собирает сведения об истории Великой Отечественной войны на территории Батецкого района. Рассылает запросы в архивы, тормошит всех, кто мог бы помочь в поиске достоверной информации, шерстит интернет-ресурсы.

Кстати, причины повышенного любопытства к событиям, сопровождавшим освобождение Батецкого района, весьма прозрачны. Всё начиналось с боёв за станцию Передольская. В тяжёлых, кровопролитных схватках, преодолевая яростное сопротивление фашистских недобитков, продвигались наши вой­ска к этому важному в стратегическом отношении объекту. Вся земля вокруг изрыта уже оплывшими за десятки лет, но всё ещё явственно различимыми воронками от взрывов. И по сей день любознательные мальчишки откапывают то проржавевшие осколки от снарядов, то россыпи гильз, то человеческие кости…

В тех краях погиб Герой Советского Союза Георгий Туруханов. Кстати, именно Алексей Белецкий-Огунь обратился с предложением назвать школу деревни Новое Овсино именем геройски погибшего гвардии старшины-сапёра к тогдашнему главе Батецкого муниципального района Александру Тарасову. Инициатива была поддержана. И вот, Овсинская школа — единственное в районе учебное заведение, носящее имя Героя Советского Союза. О подвиге этого человека газета уже писала. Но Алексею удалось разузнать дополнительные подробности. С плодами его поисков вы сегодня и познакомитесь, уважаемые читатели.

Под грохот канонады
27 января 1944 года гремевшие где-то неподалёку от станции Передольская артиллерийские залпы, не предвещавшие гитлеровским оккупантам ничего хорошего, внезапно усилились. Преследуя беспорядочно драпавшего врага, на станцию ворвались освободители из 5‑й партизанской бригады. Останавливаться здесь партизаны не намеревались, почему и обрадовались подошедшей 7‑й тяжёлой танковой бригаде. С прибытием, танкисты! Принимайте станцию. Она теперь наша.

Но и у танкистов — свои боевые планы. Кто там на марше? Царица полей пехота? Так точно — 256‑я Краснознамённая стрелковая дивизия. Откуда, братишки? Со Стеховских болот, вестимо. Пост сдан. Пост принят. Нам пора. Нам тоже.

Некогда пехоте рассиживаться. Пообсохли, перемотали портянки, перекусили, перекурили махорочки? Вперёд, братцы, на Мелковичи. Немецкий гарнизон там заждался, порядка 90 человек. Надо бы дать им «прикурить». Не по нутру немцу русская махорка? Драпают? То-то же…

Ну что, Гитлер капут? Похоже на то. Вот дождёмся 378‑ю Красно­знамённую Новгородскую стрелковую дивизию — и двинем дальше. Они уже где-то на подходе. Из деревни Село выдвинулись. Скоро уже узнают фрицы и гансы, почём фунт лиха, скоро.

Но не всё так просто было на той войне. Никогда бы враг не дошёл чуть не до самой Москвы, не будь он силён и опасен. В ночь с 30 января на 1 февраля целых три немецких дивизии окружили две наших. 256‑я Краснознамённая стрелковая дивизия, что недавно немецкий гарнизон из Мелковичей выбила, теперь должна была держать оборону. И не только в этой деревне. В Короксе и Нежатицах немцы уже похозяйничали, хватит. Делать там им больше нечего.

Да и 378‑й Краснознамённой Новгородской стрелковой дивизии тоже пришлось несладко. Обложили её фашисты в районе деревень Перёдки, Село и Голубково.

К сожалению, не так уж много достоверной информации о тех 19 кровавых днях, что две наши дивизии провели в окружении, удалось добыть Алексею Белецкому-Огуню. Ад был кромешный. Потери 256‑й дивизии составили более тысячи человек погибших да не менее пятисот полегло в 378‑й. Как подчёркивает Алексей, это только достоверные данные. То, что ему удалось установить лично, сверив сведения из разных источников. В действительности число погибших могло быть и большим. Как и список пропавших без вести. В нём — лишь 15 человек. Могло быть такое? Кто знает… Возможно, где-то есть официальные документы, где всё чётко расписано — кто погиб, кто ранен, кто пропал без вести. Только где они? Где их искать, в каких архивах?

Ни шагу назад
3 февраля 1944 года на опушке леса близ деревни Село немцы по­шли в атаку, чтобы, перерезав железную дорогу Дно — Ленинград, вбить смертельный клин в нашу оборону.

Со скрупулёзной немецкой точностью прокрутились арифмометры в головах у стратегов‑арийцев. Их разведка доложила точно — оборона там у русских малочисленная, прорваться можно запросто. Одного только не знали немецкие полководцы — кто такой гвардии старшина Георгий Туруханов.

А ведь их всего-то взвод был, наших бойцов. А немцев — аж батальон. Обстрелянные были фашистские вояки, приближались осторожно — где перебежками, где по-пластунски. Всё ждали — когда же по ним палить начнут русские.

Нервный озноб сковывал пальцы наших бойцов, обхватившие спусковые крючки. Но никому и в голову не приходило нарушить строгий запрет старшины: «Без команды — не стрелять». Сами не лыком шитые, очень уж хорошо знали они крутой характер командира, сибиряка-гиганта. Не в том дело, что силы немереной, просто шутить не любитель.

Ну вот они, гансики, добрались-таки до убойной зоны. Огонь! Что, не нравится, гады? Страшно умирать? Это вам не 41‑й. Не в беззащитных военнопленных, женщин, детей и стариков стрелять. Отступаете? Правильно. Нет? Снова атака? Что ж, добро пожаловать. Получите своё. И не надейтесь, не побежим. Старшина сказал однозначно: «Будем стоять насмерть. Ни шагу назад». Хотите с ним поспорить? Давайте, попробуйте.

Надо отдать должное немцам — умирали десятками, но пробовали. Пять раз ходили в атаку, но снова и снова захлёбывались убийственным свинцом. Никак, выдохлись? Сколько же вас там полегло? Не меньше семидесяти? Почти рота. Неплохо…

Но и от наших мало чего осталось. Друг, оставь покурить, а в ответ тишина… Но не время вспоминать о погибших товарищах. Вот выполним боевой приказ — и помянем. А пока — все, кто жив, по местам. Не угомонилась вражья сила. Ого! Танки…

Как же резво и нагло прёт напролом «Тигр»… Что на сей раз старшина скажет? Сжимает до хруста в костях противотанковую гранату, с помертвевших от ярости губ слетает тигриный рык: «Отсечь автоматчиков! Не пропущу гада!». Сибирский тигр на немецкого «Тигра»… Устремляется навстречу. Ну же, бросай гранату, старшина! Что же ты медлишь? Танк слишком близко. Нет! Взрыв… «Тигр» остановлен. С закоптелых катков мёртвой змеёй сползают покорёженные траки разбитой гусеницы. Из открытых люков валит смрадный дым. Живых среди фашистских танкистов нет. Но и гвардии старшина Георгий Туруханов с этой минуты в списках живых не значится. Вот то окровавленное месиво — это и есть он. Не дожил командир до конца боя. Не увидел, что очередная яростная атака фашистов захлебнулась, как и все предыдущие.

А тут и подмога подоспела. Эх, опоздали, братцы… «Где Туруханов?», — это уже комдив полковник Белов спрашивает. Нет сил у бойцов ответить по уставу. Ком в горле. Только взглядом указали на останки на плащ-палатке — вот он, мол, где. Отвоевался старшина… Странно скривилось лицо у полковника. Резко сорвал с головы папаху. Что это у него в глазах? Слёзы? Так и есть — рыдает навзрыд. Плачь, полковник, плачь. Не окончательно очерствел душой, значит. Оно и понятно — бывалого солдата потеряли. Таких ещё поискать надо… Настоящий герой.

«Достоин звания Героя Советского Союза», — подписывает через несколько минут наградной лист полковник. 5 октября 1944 года это звание гвардии старшине было посмертно присвоено. Мир праху Георгия Иосифовича Туруханова, покоящемуся в Малых Торошковичах. Царствие небесное от Господа Бога нашего. Низкий поклон от всех жителей Батецкого района.

Коллаж автора

Автор: Андрей ЕВГЕНЬЕВ Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить