Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Поклонимся за тот великий бой

13 : 12    |    22.06.2012

В Батецком районе помнят и чтут советских солдат, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны на нашей земле.

Особое место в нашей памяти занимают воины Первой Кировской дивизии народного ополчения.

 

Вскоре после начала войны немецкие войска, методично реализуя план «Барбаросса», вторглись на территорию Батецкого района, в те годы входившего в состав Ленинградской области. Стратегическая цель — Ленинград, на окружение и захват которого гитлеровское командование отводило сжатые сроки. Враг, конечно, знал, что впереди его ждёт наш Лужский оборонительный рубеж, но рассчитывал проскочить его сходу, с минимальными для себя потерями времени и сил.

Не удалось. Больше месяца продолжались тяжёлые бои на нашей земле. Потери фашистов оказались гораздо существеннее, чем они предполагали. Что в итоге и сорвало им задачу захвата Ленинграда. Город выстоял. И далеко не последнюю роль в этом сыграли ополченцы Первой Кировской дивизии.

На защиту родного города
Первая Кировская дивизия народного ополчения начала формироваться из трудящихся Кировского завода. 29 июня 1941 года были созданы штаб и политотдел дивизии, которые разместились в ДК имени Горького.

Но затем государственный комитет обороны решил увеличить выпуск на заводе танков КВ, и городской комитет партии дал указание формировать дивизию из трудящихся средних предприятий Дзержинского и Кировского районов.

По велению совести
В народное ополчение подавали заявления люди разных возрастов — от учеников ремесленных училищ до ветеранов Гражданской войны.

В архиве сохранились подлинники заявлений некоторых добровольцев. Например, слесарь Борис Иванович Чертов, 1916 года рождения, беспартийный, писал: «Прошу партийный комитет зачислить меня в Кировскую дивизию. Я участник разгрома финской белогвардейщины и считаю должным идти громить германский фашизм, защищать свою Родину. Прошу мою просьбу удовлетворить и использовать меня как механика-водителя».
В комиссию по мобилизации в бронетанковый батальон поступило заявление от старшего мастера 11‑го цеха Ингермана: «Прошу направить меня на фронт водителем танка. Клянусь истреблять врагов до тех пор, пока глаза мои будут видеть и рука способна владеть оружием».

Было и такое заявление: «Прошу меня, Терещенко Георгия Фёдоровича, отпустить в ряды Красной Армии на защиту нашей Родины, на борьбу с проклятым фашизмом, который напал на нашу страну и нарушил счастливую жизнь».

Среди добровольцев было немало женщин. В основном, вступали в дивизию молодые девушки. С Кировского завода — Лена Иванова, Катя Купренкова (Петрова), Шура Смирнова, Вера Пискунова (Быкова), Мария Березовец, с завода имени Жданова — Валя Конева, Нина Пашкова, Клава Зыкова, Тося Анисюкина, а также студентка института физкультуры имени Лесгафта Дубровицкая.

Отцы-командиры
Командиром дивизии был назначен комбриг Малинников, начальником штаба — полковник Захаров, комиссаром — Иванов, начальником политотдела — Подрезов, секретарём партийной комиссии политотдела — капитан Седунов. Командиром 1‑го стрелкового полка стал майор Шумилов, 2‑го СП — полковник Лебединский, 3‑го СП — майор Семибратов, артполка — капитан Дубов, танкового батальона — майор Богаткевич, приданного дивизии 541‑го ГАП — Герой Советского Союза капитан Петров. В 1‑м СП комиссаром был старший политрук Капралов, во 2‑м СП — старший политрук Ермолаев, в 3‑м СП — батальонный комиссар Соколов, в артполке — батальонный комиссар Дмитриев. Кроме того, были созданы сапёрный, разведывательный, медико-санитарный батальоны и рота связи.

Тяжело в учении…
4 июля дивизия перешла на казарменное положение. Ополченцы приступили к изучению стрелкового и противотанкового оружия. Коллектив Кировского завода подарил дивизии 4 танка КВ и более 15 пушек образца 1927 года.

А уже 10 июля в штаб политотдела дивизии позвонили секретари Ленинградского обкома ВКП (б) Кузнецов и Капустин и сообщили, что накануне немцы заняли Псков и движутся к Ленинграду. Кировская дивизия отправилась на фронт.

Боевое «крещение»
В тот же день эшелоны дивизии попали под бомбёжку фашистской авиации на станции Батецкая. На другой день авианалёт повторился. Кировцы понесли первые потери.

Походным маршем полки дивизии прибыли на Лужские позиции Новгородского направления и заняли оборону на участке от станции Передольская (в районе железнодорожного моста) до деревень Закибье и Ускибье (параллельно тракту город Луга — посёлок Медведь, с южной его стороны) протяжённостью до 23 километров. Занятый дивизией рубеж к боевым действиям подготовлен не был. Единственное, что удалось успеть рабочим Ленинградского метростроя — противотанковые рвы.

Победы местного значения
Ополченцы разведбатальона под командованием капитана Черновского, проведя 16 июля разведку боем в районе деревни Лужки, разгромили фашистский гарнизон. Отличились бойцы взвода разведки 1 СП (во главе с командиром Бескончиным) Щеголев, Сорокин и Вербицкий. С поразительной ловкостью они забрасывали гитлеровцев гранатами. А сандружинница Лена Иванова лично уничтожила пять фашистских солдат и офицера.

С 20 июля начались артиллерийские бои, усилилась бомбёжка фашистской авиацией расположения дивизии.

В конце июля артполки дивизии расстреляли на станции Кчера большое скопление живой силы и техники противника, а также помогли 237‑й стрелковой дивизии разгромить переправившегося через реку Мшагу противника.

Против «Мёртвой головы»
Почти на месяц было приостановлено продвижение немецких  войск на Северо-Западном направлении. В первых числах августа штаб дивизии перевёл 3‑й СП из Косицкого в Уномерь.

10 августа фашистское командование ввело в бой 7 пехотных дивизий и одну моторизованную (СС «Мёртвая голова»), весь 8‑й корпус пикирующих бомбардировщиков.
Трое суток вели упорные, сдерживающие бои части 48‑й армии. Особенно жарко было на участках обороны 1‑й ополченской, 70‑й стрелковой дивизий и отдельной горно-стрелковой бригады. Непосредственно против Кировской дивизии действовали 3 немецкие стрелковые дивизии и основные силы «Мёртвой головы».

В тяжелейших условиях пришлось сражаться ополченцам. Неоднократно ситуация близилась к критической, но выручало умелое руководство командиров, беспримерное мужество верных сыновей и дочерей Отчизны. Несмотря на подавляющее превосходство в боевой мощи, враг в этот день далеко не продвинулся.

9, 10 и 11 августа вёл упорные сдерживающие бои за деревни Большие и Малые Угороды и Клевенец 1‑й батальон 3‑го СП под командованием капитана Злобина. Ополченцы взвода разведки этого батальона неоднократно пулемётным, ружейным огнём и гранатами срывали атаки немецких мотоциклистов, пытавшихся с юга ворваться в деревню Большие Угороды. Душой и организаторами бое­вых действий были замкомвзвода Мухин и старшина Ланин. В рядах 1‑го батальона сражались Жабин, Никольский, Хазанович.

На участке дивизии не было ни авиационного прикрытия, ни зенитной артиллерии. Чтобы избежать бессмысленных потерь личного состава и техники, был издан учитывающий особенности боевых действий в лесистой местности приказ: «Во время налётов фашистской авиации соблюдать маскировку — никаких передвижений».

12 августа авиация кружилась над нашими позициями целый день, что крайне осложнило работу артиллеристов и миномётчиков. К концу дня под прикрытием самолётов к нашим окопам вплотную подошли немецкие автоматчики. В бой были брошены три наши танка КВ. Автоматчики в панике отступили. И недаром — танковые следы оказались буквально окружёнными множеством трупов гитлеровских вояк.

В ответ немцы усилили бомбардировку. Пытаясь уничтожить КВ, они сбросили несколько десятков бомб весом в тонну. На краю деревни Уномерь до сих пор сохранилась воронка громадного размера.

На второй линии обороны
11 августа немцы заняли деревни Большие и Малые Угороды и Клевенец, вклинившись в линию обороны на участке 2‑го и 3‑го СП на километр. 2‑й полк и 1‑й батальон 3‑го СП отошли на вторую линию обороны в районе деревни Уномерь.

Позиции были оборудованы неплохо — глубокий противотанковый ров, несколько замаскированных пулемётных дзотов и установленные для уничтожения врага прямой наводкой танки КВ. Ополченцы, поддерживаемые воинами 541‑го ГАП, в тот день остановили врага, не дав ему с ходу ворваться в Уномерь. Особо отличились бойцы 2‑го СП Ряховский, Кузнецов, Васильев, Никитенко, Калачков, Усков, Малков, Молодкин и другие. Бойцы 8‑й стрелковой роты во главе с политруком Ивановым подожгли несколько фашистских танков. В боях за Уномерь отличились воины 3‑го СП Ежов, Панфилов, Лебедев, Максимов, Паутов, Петроненко, отец и сын Чупятовы. Замечательный подвиг совершила медсестра Дубровицкая — она подняла в атаку цепь, лишившуюся командира. Ополченцы под её руководством остановили врага.

Воины 1‑го СП отбили несколько яростных атак противника у деревни Голубково. Особенно стойко держала оборону рота Тимофеева (политрук Волков).

12 августа с восходом солнца началась ожесточённая авиабомбёжка. Практически весь 8‑й корпус немецких пикирующих бомбардировщиков участвовал в боевых действиях. В воздух одновременно поднимались до 50 и более самолётов. Они на всю глубину бомбили деревни, окопы, дороги, артиллерийские и миномётные батареи, бомбами и пулемётным огнём «прочёсывали» лес и рощи. Озверелые фашистские лётчики гонялись по дорогам буквально за каждым человеком. Особенно они старались уничтожить объединённый командный пункт 2‑го и 3‑го СП.
Под прикрытием ополченцев
13 августа шёл 53‑й день войны. С боями отходили 70‑я и 237‑я стрелковые дивизии. Их переправу через реку Луга в районе деревни Теребони прикрывал 2‑й батальон 3‑го СП под командованием Ежова. 2‑й и 3‑й СП Кировской дивизии вели бои северо-восточнее деревни Косицкое. Неподалёку отчаянно дрались ополченцы 1‑го СП. Фашистам удалось захватить только первую линию занимаемой полком обороны — деревни Щепино, Любенец и Голубково.

14 августа с наступлением темноты полки дивизии оставили деревни Ожогин Волочёк, Глухой Бережок, Косицкое, Танина Гора и Остров, форсировали реку Луга и заняли оборону на её правом берегу — в районе деревень Оттурицы, Покровка, Теребони и Воронино. В ночь на 15‑е батареи 1 артполка и 541‑го ГАП вели сильный огонь по скоплению войск противника, прикрывая отход стрелковых полков.

Назад, в Ленинград
15 и 16 августа положение дивизии значительно ухудшилось.

Усложнилось управление отдельными частями. Телефонная связь прекратилась. К северу от деревни Теребони никаких оборонительных сооружений, кроме окопов, не было. А фашисты, стремясь поскорее выполнить боевую задачу, ничего не жалели — ни людей, ни боеприпасов, ни боевой техники. Особенно кровопролитными были бои за деревни Воронино и Теребони.

В конце дня 16 августа комдив Малинников приказал всем частям и подразделениям дивизии оторваться от наступающего врага и сосредоточиться в районе станции Оредеж.

Вместо эпилога
Прорываясь сквозь Лужский оборонительный рубеж, враг понёс тяжёлые потери в живой силе и боевой технике. Но и наших солдат полегло немало. На мемориальных плитах братских воинских захоронений в районе — множество имён погибших ополченцев‑кировцев. Многие в тех боях получили ранения.

Отступая с горящей батецкой земли, мало кто сомневался, что это ненадолго, не навсегда. Что придёт день и час, когда отступать придётся уже фашистам. «Мы ещё вернёмся», — обещали оставшиеся в живых кировцы.

И они вернулись. И возвращались в Батецкий район вновь и вновь, много лет спустя, чтобы навещать могилы своих боевых товарищей. Теперь и сами в подавляющем большинстве своём перешли в мир иной. А тем, кто ещё жив, повторять свой путь земной не позволяет солидный возраст и пошатнувшееся здоровье. Вместо них к нам приезжают их потомки. Все, кто чтит бессмертный подвиг своих отцов и матерей, дедушек и бабушек. И мы, жители Батецкого района, забывать об этом не вправе.

Автор: Андрей ЕВГЕНЬЕВ Оцените материал:
количество голосов: 1
5.00 out of 5 based on 1 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить