Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Места забытые: история и жизнь

15 : 12    |    28.10.2011

Бывают случаи, когда информационный повод «перезревает». И не потому, что пропустили яркое событие, а потому что многое забывается, и люди, обладающие исторической памятью, к сожалению, уходят от нас, так и не успев ею поделиться. Кто-то из профессионалов скажет, что это странная философия для издания, а кто-то всячески поддержит рвение к увековечению памяти, мест и событий.
К месту назначения
По пути в Костьково мы с водителем как всегда заговорили об угасании жизни на селе. Вспомнили о том, что в своё время в том же Костькове были небольшой заводик, мельница, и, можно сказать, присутствовал свой экономический уклад. В разговоре невольно сравниваешь те «староглинянные» времена с сегодняшним положением дел и не можешь не удивляться тому, что, казалось бы прогресс и технологии, пришедшие со сталинской индустриализацией, а позже и с обновлённой Россией, как ни странно, этот уклад «похоронили». За этим разговором мы и прибыли в пункт назначения.
Старожил и хранитель истории деревни Юрий Фёдорович РОМАНОВ, человек с богатым педагогическим опытом, художник и краевед встретил нас, посетовав на мрачное небо: «Снимать-то не очень хорошо будет. Обещали ясную погоду. Жаль». За ночь поднялась вода, и чёлн Юрия Фёдоровича замыло песком. Нам пришлось одолжить плоскодонку у соседа, чтобы переплыть Явань и попасть к месту барской усадьбы Дириных и дойти до разрушенной церкви.
По усадьбе
Рассказ начался с лыж. По воспоминаниям матери краеведа, крутые спуски к реке в усадьбе детьми Дириных использовались для катания на лыжах. А склоны действительно крутые и опасные. Юрий Фёдорович в детстве несколько раз ломал ноги при спуске с гор.
Мы подошли к месту, где было родовое гнездо. По описаниям Юрия Фёдоровича, это было архитектурное строение с колоннами и широкой скругляющейся лестницей, довольно строго выдержанное в стиле начала XIX века, и, вместе с тем, практичное. Например, потолки на последнем этаже были не такими высокими, как в зале, поскольку там жила прислуга. Довольно интересно было выбрано место для строительства: с одной стороны видна вся деревня, с другой — река, мельница, и, как я понял, завод двух предпринимателей по фамилиям Годованник и Репшке, изготавливающий тару из сосны и липы для рыбопромысловиков, работавших в районе Парфина и Старой Руссы.
Хозяйский подход
Есть письма, из которых ясно, что Дирины жили за счёт натурального хозяйства. А оно было большим: пройдя от усадьбы по аллее и свернув в деревню, можно обнаружить два заболоченных участка — это были пруды рыбохозяйства, а неподалёку располагались скотные дворы. Расположение скотных дворов вблизи прудов, как мне видится, было обусловлено наличием воды.
Поразило другое: до сих пор в очертаниях дороги к прудам можно увидеть порядок и чистоту, присущую владельцам — видны чёткие очертания липовой аллеи, да и, по словам Юрия Фёдоровича, скотный двор был основательным — каменным, и само место, видимо, выбрано так, чтобы нечистоты не засоряли пруды.
Когда мы разглядывали место дома Дириных, я пытался представить себе расположение и коммуникации. Юрий Фёдорович настоятельно утверждал, что всё канализировалось исключительно на поля. Не верится, но стоит признать, что в деревне было реально безотходное производство. Это не какой-то интерес обывателя — это факт того, что хозяйский подход был во всём: в строгом отведении мест для покоса травы, рациональном использовании реки и камней для привода мельницы, даже расположение самой мельницы было таким, чтобы суметь удобно переправить продукт через реку.
У разрушенного храма
Дальше мы двинулись к церкви. Проходили дубовую аллею, насчитали 11 деревьев. Раньше через ручей был проложен мост и даже арка для карет… В общем, всё было сделано, если говорить проще, по-людски.
По дороге Юрий Фёдорович указал на все места немецких дзотов и рассказал историю о том, как наш лётчик, перехитрив немцев, сделав удивительный и опасный манёвр, сумел накрыть вражеские точки бомбами. Однако не будем останавливаться на военных годах.
Мы долго, и прямо скажу, небезопасно пробирались к погосту и церкви, но когда добрались, я был удивлён: стоит полуразрушенный храм, причём настолько красивый в своей архитектуре, что мне стало крайне обидно и жалко. То, что можно и нужно восстановить, рушится дальше и больше.
Колонны и своды, округлые кирпичные стены и сохранившаяся звонница, осыпающийся свод привели меня в недоумение: Костьково — дачное место. Почему тогда никто не хочет поискать меценатов для восстановления этой красоты? Видимо, здесь немаловажную роль сыграло и мнение Русской Православной Церкви. Дело в том, что добираться до храма тяжело: если раньше и в царское, и в советское время были мосты и переправы, то сегодня их нет, а население убывает и убывает. Логика проста: для кого восстанавливать?
Позиция
Здесь я хотел бы прийти к своему выводу и не согласиться с такой позицией. Если мы говорим о патриотизме, сохранении исторической памяти, возрождении русских традиций и русской материальной культуры, русского экономического уклада, в том числе и восстановлении предпринимательства на селе, мы не можем себе позволять разбрасываться прошлым, не можем забывать о том, что и как работало.
Очень часто экономическая целесообразность подменяется финансовой. Поясню: сейчас мы не будем вкладывать средства и, главное, силы и время в возрождение, дальше — мы теряем ресурсы для инвестирования.
Нужно попытаться возродить усадебный уклад, постараться найти тех людей, которые смогут восстановить усадьбу и сделать жизнь в деревне интересной и привлекательной. Это сложно и долго, но это того стоит.
Со стороны редакции «Авангарда» мы можем пообещать информационную поддержку тому, кто сможет восстановить хотя бы часть усадьбы и храм.
А пока есть такие люди как Юрий Романов, это сделать не поздно.

Фото автора

Автор: Иван БОРОДИН Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить