Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

Геобрэндинг: наши перспективы

18 : 04    |    29.11.2013

Спикер Верхней Палаты парламента Валентина Матвиенко провела выездное заседание Совета Федерации в Казани по вопросам интеллектуальной собственности. Тема: «Роль российских регионов в развитии рынка интеллектуальных прав».

Пристальное внимание было уделено подготовке законопроекта, который предусматривает получение прав интеллектуальной собственности властями разного уровня на некоторые брэнды. Речь идёт об исторически сложившихся названиях, о ремёслах и занятиях, продуктах, присущих тому или иному региону и даже муниципалитету. В пример спикер привела брэнд «Вологодское масло».

Давайте подумаем, что может получить Новгородская область, Демянский район, если займутся геобрэндингом? Например, Губернатор области Сергей МИТИН не раз говорил о возрождении брэнда «Новгородский мёд»…

И опыт, сын ошибок трудных…
Во всём мире по-разному подходят к геобрэндингу как ресурсу и процессу. Например, в Соединённых Штатах Америки этим занимаются правительственные агентства и ассоциированные бизнес-структуры. Есть даже случаи рассмотрения в Верховном Суде США дел о наличии исторических оснований существования брэнда.

Действительно, создание брэнда — работа творческая и предполагает создание некоего мифа. Как это ни покажется нелепо, но история геобрэндинга в постреволюционной России началась в СССР. Самая крупная акция, предпринятая Правительством — отстаивание в международных судебных органах брэнда «Водка» («Vodka»). Экспортные объёмы этого товара были велики, и получение валюты от продажи этого, по мысли некоторых историков‑брэндмейкеров, традиционного напитка, было важной статьёй доходной части бюджета страны. Выпуск иностранными предприятиями алкогольного напитка под названием «Vodka» заставил власти страны дать бой конкурентам в начале 80‑х годов минувшего века.

Всё было организовано по социалистически чётко — ресурсов не жалели. Тогда возглавил группу историков Василий Васильевич ПОХЛЁБКИН. Его исследование об истории водки, положенное в основу исков в международных судах, небезосновательно критикуется истинными знатоками этого напитка. Но главная цель была достигнута: только продукт из СССР мог носить марку «Vodka».

От истории к перспективе
Перейдём к примеру с «Вологодским маслом». Многие зададутся вопросом: а что подобное может предложить наш регион? Мы не случайно привели пример с водкой и судами в США. Буквально несколько месяцев назад один заготовитель и производитель традиционных продуктов из даров новгородских лесов, а именно Владимир СОЛОВЬЁВ, показал интересные архивные документы. Оказывается, что в начале XX века «Новгородская клюква» была брэндом в США, где за неё выкладывались деньги, в 10 раз превышающие цену традиционной ягоды. В чём же было дело?

По исследованиям досоветского и советского времени, именно «северный виноград» новгородских болот несравнимо более ценен, нежели ягоды из другого региона. Причиной тому особый почвенный состав болот, а отсюда — ценность ягоды и, что крайне важно, — длительная сохранность этих ценных свойств.

Казалось бы, есть семья, которая более десяти лет просто занимается сбором всего ценного, что дают наши леса, закупает то, что потом по старым русским рецептам перерабатывают. Но как они пришли к технологиям? Они просто возродили их. Хотя слово «просто» здесь неуместно. Для этого нужно было длительное время работать в архивах, библиотеках. И вот мы узнаём о забытом брэнде.

На слуху такой геобрэнд как «Крестецкая строчка». «Новгородский лён» и «Демянский лён» (или «Демянский северный шёлк») были синонимами высшего качества льноволокна на Западе. Можно говорить о новгородских школах иконописи и зодчества, о «Солецкой глиняной игрушке», о «Старорусских минеральных источниках», о «Деревянном кружеве» и жемчужном промысле Боровичей, о «Валдайском колокольчике»… Да много чём.

О родном
Демянский район тоже сможет получить некоторые брэнды.

«Полновской гончарный промысел». До революции гончарное дело было очень сильно развито в районе с. Полново. Только государственных заводов было пять, а уж про частные и говорить нечего. Нам удалось поднять списки гончарных заводов XIX века. Там учтены лишь государственные, и, видимо, частных производств (в основном, посуды) было очень много.

«Демянский северный шёлк» — особая гордость нашей памяти. До революции 90% посевных площадей были отданы под лён. Качество волокна было эталонным. Тому способствовали наши почвы.

Соответственно, развивалось ткачество. В некоторых источниках встречается словосочетание «Демянская ткань». Конечно, имелось в виду льняное полотно высочайшего качества, сделанное вручную настоящими мастерами своего дела.

«Демянская рыба» — ещё один брэнд, бывший «на слуху» и в обиходе на Северо-Западе России. Завод Владимира Врасского перешёл к государству ещё до революции и стал центром развития рыбоводства в стране. Кроме того, собственно рыболовецкий промысел был развит. Понятно, что обладая такими ресурсами — реками и озёрами, демянская рыба пользовалась успехом. Были и небольшие производства по засолке и консервированию. В воспоминаниях 1903 года одной из особ, прибывавших в районе, был описан интересный случай, когда в Яване поймали «50 килограммов хариуса за раз».

Сейчас рыбоводство, к счастью, развивается и неплохими темпами.

Конечно, у нас есть и собственно географические названия. Если «Селигер» — брэнд общероссийский, то «Вельё» — место известное, но находится в двух районах. Возможно ли будет получить права на брэнд и разделить их с Валдайским районом — будет видно из текста готовящегося закона.

Перечисленные брэнды не означают, что на этом наши возможности исчерпаны. По словам директора Центра изучения истории и культуры Демянского района Марии ПУСТОВАЛОВОЙ, нужна кропотливая работа, если будет заинтересованность в воссоздании традиционных марок.

Кроме того, с точки зрения чистой экономики, доля участия района в наполнении продукцией таких брэндов как «Новгородская клюква», «Новгородский мёд» может быть существенно.

* * *

Оказавшись в условиях рынка, мы начали осознавать необходимость такого направления как управление территорией. Как выяснилось, в условиях рыночной экономики продаются не только товары и услуги, — продаются и имидж, и брэнды. Продвижение территории стало для большинства субъектов очень важным источником и пополнения бюджета, и создания инвестиционно привлекательного образа. Это совершенно новый подход для нашей страны, но в западном обществе такое направление деятельности, получившее название геобрэндинг, насчитывает уже, пожалуй, четверть века.

Развитие рыночных отношений ставит в повестку дня и вопрос о том, как превратить в управляемый процесс продвижение тех территорий, которые не являются привлекательными ни с точки зрения сырьевых возможностей, ни с точки зрения человеческого потенциала и так далее. Наш район именно такой.

Нужно понимать — брэнд стоит денег, и есть масса методик, способных дать оценку его стоимости. Возвращаясь к примеру с водкой, можно утверждать, что к делу необходимо подойти со всей тщательностью и задействовать все имеющиеся ресурсы. Работа историков, краеведов — только часть дела. В развитых странах разработаны целые программы на уровне государства или штата (в США), где не просто приобретают брэнд, а открывают учебные мастерские, стимулируют производство продукта, обучают людей зарабатывать на этом. Привлекаются и недешёвые специалисты, и целые фирмы для продвижения, инвесторы в туристскую инфраструктуру. Всё работает в комплексе.

Нам же остаётся ждать принятия закона и посмотреть на действия властей. Здесь под лежачий камень вода не потечёт, но, возродив брэнд и наполнив его реальным экономическим содержанием, и регион, и местные власти смогут не просто получить дополнительный доход, а очень стабильный и долговременный источник пополнения бюджета.

Фото автора
и Александра ШПИЛЁВА
Коллаж автора

Автор: Иван БОРОДИН Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить