Районные газеты Новгородской области
Мы в соцсетях:
Календарь
Мы в соцсетях
Опрос

«Демянский котел» семьи Петровых

17 : 33    |    06.05.2011

На улице Халина, на самом берегу быстрой Демянки, живёт Клара Николаевна Рыжикова. Я давно с ней знакома, знаю, что вместе с мужем Клара Николаевна приехала в Демянск с Севера, и даже не подозревала, что военная судьба их семьи напрямую связана с «Демянским котлом».

Сержант Петров
– Мы ж демянские сами, до войны жили на этой же улице, только тогда она называлась не Халина, а Гражданская. Мой папа, Николай Павлович Петров, из Демянска и на финскую войну уходил, и на Великую Отечественную. Клара Николаевна своего отца не помнит. Ей не было и двух лет, когда отец ушёл воевать. О нём она рассказала всё, что знала по воспоминаниям своих родных и близких.
Храбро сражался сержант Николай Петров на Северо-Западном фронте. И так случилось, что попал в «Демянский котёл», освобождал свой родной Демянск.
Когда наши войска ворвались в посёлок, Николай пошёл на родную улицу, к родному дому. А дом догорал – немцы перед отступлением прошли с огнемётами, уничтожая всё, что можно.
А дальше – как в песне «Враги сожгли родную хату». Сел сержант Петров на камень возле дома, пригорюнился. Спросил у прохожего:
– Не знаете, где мои?
– А твои с немцами ушли.
Говорят, долго сидел Николай на камне, думал горькую думу. Потом встал и пошёл догонять свою часть.
Далеко не ушёл. Пал смертью храбрых здесь же, в «Демянском котле», и похоронен под Цеменой.
Так и не узнал сержант Петров, что семья его не добровольно ушла с немцами, что враги угнали в неволю и мать, и отца, и жену, и сестру, и племянников, и его маленькую дочурку Клару.  
Донос
Семье Петровых было чего опасаться во время немецкой оккупации. Николай Петров воевал на фронте, а дядя Клары Николаевны Пётр Иванович был комиссаром партизанского отряда. У Клары Николаевны хранится его  трудовая книжка, где есть такая запись: «с сентября 1941 года находился в партизанском отряде 2-й партизанской бригады, действовавшей на оккупированной территории Ленинградской области, в должности комиссара отряда».
Кто-то донёс об этом в немецкую комендатуру.
– Переводчица Анна Гюнтер шепнула об этом моей маме, сказала, что донос уничтожила, но надо опасаться, – рассказывает Клара Николаевна.
Но доносов было два. И уже перед своим отступлением всю семью угнали.
Сжечь живьем?
Это произошло в деревне Русаки, уже на территории Псковской области. Угнанных из Демянска людей захватчики загнали на скотный двор, двери заколотили, стены облили бензином.
Дед Клары Николаевны первым сообразил, что их хотят сжечь. Каким-то образом ему удалось выбить дверь и выпустить людей. Только маленькая Клара забилась от страха под какой-то настил. Дед и это углядел, успел вытащить её и уже в тот момент, когда на него набросились немцы, успел между ног выбросить четырёхлетнюю девочку на волю.
От побоев дед умер в Пушкинских горах. Здесь, под стенами Святогорского монастыря, и покоится его прах.
Рудольф не выдал
С момента поджога Клара Николаевна всё очень хорошо помнит.
– Долго жили в деревне Пустошка, – рассказывает она. – Край был партизанский, и однажды ночью к нам в дом принесли раненого. Это был сын хозяйки. Спрятали его в подвале, на пол накидали соломы, опасаясь, что партизан застонет. Время от времени мама спускалась в подвал, оказывала раненому помощь (она была медичкой), но он так и не приходил в сознание.
Повадился к ним в дом немец. Любил беседовать с Кларой.
– Ich heiße Rudolf. Du heißt Klara. Ich habe eine kleine Mädchen, sie heißt Klara auch.
– Это он мне говорил о том, что у него есть маленькая дочка по имени Клара. Рудольф приносил нам фотографии, угощал эрзацхлебом, маргарином. Но вот однажды он услышал стон. И ушёл. И больше ни разу не приходил. Но нас не выдал.
Дома
Путешествие семьи Петровых закончилось за несколько километров до Саласпилса.
– Не на работу в неволю нас гнали, а на уничтожение, – рассуждает Клара Николаевна. — Не успели. Освободили нас советские солдаты.
В Демянск добирались, как могли. Из Лычкова ребятишек какой-то добрый человек посадил на подводу, а взрослые шли пешком.
Жили в баньке, и это было счастьем. Многие демянцы в то время жили просто в окопах.
Тяжёлым было послевоенное лихолетье. Но всё это выдержали, пережили.
А вот отца своего, сержанта Николая Петрова, Клара Николаевна знает только по фотографии. И, конечно, ездит на братское захоронение воинов в Цемену, отдавая дань памяти и отцу, и тем, кто похоронен рядом с ним.


Наталия МАКЕЕВА.
Фото Александра Шпилёва
и из семейного архива Рыжиковых.

Оцените материал:
количество голосов: 0
0.00 out of 5 based on 0 vote

Решите задачу: Проверчный код обновить